Праздники Исландии
Праздники Исландии
Вход

Забыли пароль?

Ключевые слова

тараканова  виола  афоризмы  


Шторм на Ладоге

Страница 1 из 4 1, 2, 3, 4  Следующий

Перейти вниз

Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Сб Июл 18, 2015 7:12 am



События, показанные в фильме 1993 года, несколько видоизмененные, происходят не в зимних горах, а в белые ночи на Ладожском озере. Кроме того, появление новых персонажей меняет исход событий...
Повесть посвящается моей подруге Наде Савченко и замечательной актрисе Кэролайн Гудолл.
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Пролог.

Сообщение автор Джетт в Сб Июл 18, 2015 8:00 am

Пролог.
Арлингтон, штат Виргиния. 1969 год. Август.
Шестилетняя темноволосая девочка в джинсовых шортиках и ковбойке перебралась через ограду и осмотрелась в поисках мячика. Ей казалось, что он залетел именно сюда. И остановилась в недоумении, увидев, что на газоне ее мяча нет.
- Ты мячик ищешь? - спустилась с крыльца дома другая девочка, светловолосая, тоже в шортах и рубашке с короткими рукавами. - Он туда полетел, к Уитфилдам. Пошли, тут в ограде есть дыра, достанем его!
Марджи знала, что эту девочку зовут Кристель Пинкстон, и что осенью они вместе пойдут в первый класс. Мама Кристель была очень красивой, как киноактриса, и всегда нарядная. О Кристель Марджи знала меньше - эта девочка чаще сидела дома с книгой или играла в саду.
- А ты Марджи Беркли? - спросила Кристель, сбегая с крыльца. - Это у тебя 4 июля воздушный змей зацепился за орех?
Марджи промолчала. Этого змея она сделала сама, трудилась три дня, но все запомнили только то, как он повис на дереве...
- Твой змей был самым красивым на празднике, - Кристель раздвинула плети дикого винограда, и открылся проем в ограде, как раз для ребенка, и девочки пробрались в патио Уитфилдов. Мистер Уитфилд был начальником полиции, и его дом и газон считались самыми красивыми и опрятными в округе. Машина капитана всегда блестела, как зеркало. Про миссис Уитфилд говорили, что раньше она была королевой красоты штата, и когда она шла в магазин мимо детской площадки, девочки с интересом смотрели на эту невысокую худенькую женщину с каштановыми волосами и грустным лицом; ведь она была настоящей королевой!
Когда они с мужем, почтенным добродушным толстяком, появлялись вместе, то выглядели прекрасной парой.
- Он так высоко летал, - продолжала Кристель, - прямо, как самолет!
- Я летала на самолете, - Марджи выпрямилась и отряхнула шорты. - С родителями на Кейп-Код.
- Жаль, что люди не умеют летать как птицы, - вздохнула Кристель. - Поищи у крыльца, а я посмотрю у ограды!
Вначале Марджи не обратила внимания на шум, доносящийся из окон потому, что увидела под крыльцом свой мячик. Девочка полезла за ним, в азарте не замечая, что пачкает в земле одежду и не думая о взбучке от родителей. "Марджи, ты как мальчишка! - вздыхала мама, каждый раз, когда дочь приходила чумазая. - Почему бы тебе не брать пример с сестры, Кирсти никогда не лазает неизвестно где и не приходит домой таким поросенком!".
Потом звон бьющейся посуды и крики донеслись совсем рядом, над ее головой, и девочка явственно различила зов о помощи и ругань.
- Ты нашла мячик? - Кристель вылезла из кустов. - Если нас тут увидят, нам попадет!
Теперь она выглядела не хуже Марджи - опрятная светлая коса растрепалась, рубашка в зеленых пятнах, шорты - с пятнами земли.
- Что там? - тихонько спросила она, тоже услышав крики.
- Дерутся, - так же шепотом ответила Марджи. - И зовут на помощь. Может, на них напали?
- Надо позвать полицию, - потянула ее за руку Кристель.
Крики доносились уже над их головами; девочки различили голос миссис Уитфилд: "Нет, Редж, ради Бога, не надо!". Женщина уже охрипла от крика, и ее голос звучал так слабо, что девочки испугались: а вдруг она умирает?
Дверь с грохотом распахнулась, и женщина буквально выпала на крыльцо, ударилась лбом о столбик перил и, потеряв равновесие, опасно навалилась на них. Раздался оглушительный треск, и соседка вместе с частью перил повалилась вниз, и, когда она падала, девочки с ужасом увидели, что ее лицо все в крови.
- Бекки, а ну вернись! - раздался из дома насмешливый голос ее мужа, - разговор еще не окончен! Иди сюда, или так и не увидишь конец своего любимого сериала!
- Это он, - пробормотала Кристель, испуганно глядя на лежащую на земле женщину.
- Он бьет ее, - так же сдавленно прошептала Марджи. - Зас...ц! - выпалила она словцо, подслушанное у кузена-старшеклассника.
Мистер Уитфилд с красным потным лицом и выбившейся из брюк рубашке вышел на крыльцо.
- Бекки, чертова потаскушка, тебе особое приглашение надо? - просипел он и в замешательстве остановился, увидев жену, лежащую на земле, и встретившись взглядом с двумя парами испуганных детских глаз. Темноволосая синеглазая девочка, которая по годам скорее годилась старику Беркли во внучки, чем в дочери, сжимала яркий мяч. Несносная дочка Пинкстонов, белокурый ангелочек, которая давно напрашивалась на хорошую порку за свою манеру лазать по чужим дворам, цеплялась за спинку скамейки.
- Девочки, скорее вызовите "скорую"! - прокричал он, живо сориентировавшись, - скорее, моей жене плохо!
Он спустился с крыльца и склонился над женщиной:
- Бекки, ты меня слышишь? Я с тобой. Держись, дорогая, сейчас приедет врач...
*
- Он врет! - убежденно сказала Марджи, когда носилки вкатывали в машину, - ты же слышала, как он на нее орал, пока не увидел нас?
- Да, - согласилась Кристель, - это он бил ее. Надо сказать в полиции.
- Потому что иначе он потом убьет ее, - кивнула Марджи. - Пошли сейчас же!
*
Пышноусый помощник шерифа Сонни Валентайн не знал, как отделаться от двух девочек, прошмыгнувших к нему в кабинет. Они наперебой рассказывали ему, как Реджи бил свою жену, а она упала с крыльца, убегая. Одну из малышек угораздило забросить мяч через забор, и в его поисках они услышали шум из дома. "О, Господи, и почему я сегодня не остался дома, чтобы починить гидрант? Вот ведь геморрой! Ну ладно, Редж малость перестарался, вправляя мозги своей бабе, но не сажать же мне парня, с которым мы два года оттрубили в самой адской точке Нама? Может, Бекки сама напросилась... Отстегать бы ремнем этих соплячек, чтобы не совали нос в чужие дворы!".
Кое-как успокоив девочек и заверив, что принял их показания, Сонни сунул им по пакетику сока и леденцу на палочке и спровадил обеих. А потом взялся за телефон.
Приехавшим в участок матерям "свидетельниц" Валентайн посоветовал лучше следить за дочерьми; видимо, девочкам не понравилось, когда их отругали за шалости в чужом саду, и они явились в участок с дикой историей о уважаемом гражданине, шефе полиции, в отместку за то, что он не разрешил им безобразничать в его дворе. И прозрачно намекнул, что неплохо бы следить за тем, что читают и смотрят дети, потому, что если девочки позволяют себе фильмы или комиксы не по возрасту, это может навредить детской психике...
Это сильнее всего подействовало на обеих матерей. Кристель родилась восьмимесячной, очень маленькой и слабой, и врачи не давали ей ни малейших шансов... Натали и ее муж Генри пережили несколько недель кошмара, переселившись в отделение для недоношенных детей и сменяя друг друга у кувеза. День, когда врач сказал, что девочка развивается нормально, сравнялась с доношенными детьми и ее можно забрать из больницы, стал настоящим праздником. Но тревога за Кристель пустила такие глубокие корни в сердце миссис Пинкстон, что не покидала ее никогда.
Мэри Беркли родила дочерей-двойняшек Марджи и Кирстен очень поздно, когда они с мужем уже не думали, что смогут иметь детей. Всю беременность ее пугали возможными последствиями поздних родов, осложнениями, болезнями, патологиями... Когда родились совершенно здоровые крепкие девочки, "доброжелатели" нет-нет да и намекали Мэри, что проблемы у поздних детей могут проявиться в любом возрасте, и миссис Беркли постоянно обеспокоенно присматривалась к дочерям...
"Не может быть, чтобы наши девочки могли такое придумать назло мистеру Уитфилду, - думали матери, увозя дочерей по домам, - они шалуньи, но на такое коварство не способны. А вдруг о них начнут говорить, что они не совсем здоровы?.. Надо присмотреть за ними!".
*
Девочкам дома не дали повторить историю о том, что они видели. "Ну хватит! - рассердилась Натали. - Я сегодня же выброшу на помойку все твои комиксы, если ты еще раз заведешь об этом разговор!". "Дочка, видимо, надо действительно показать тебя врачу, если ты такое придумываешь!" - вздохнула Мэри Беркли.
Миссис Уитфилд после больницы перевели в санаторий для инвалидов, и у нее почти не было шансов когда-либо встать на ноги. Реджи Уитфилда все чаще видели в обществе миловидной секретарши...
*
- Нам не поверили, - констатировала Кристель, когда они забрались в шалаш, построенный в саду Беркли, пока их родители готовили барбекю накануне начала школьных занятий.
- А мои решили, что мы чокнутые, - Марджи понуро смотрела в сторону, - и сказали, что нас надо показать доктору для придурков. Но мы же в самом деле все видели...
- Да, - согласилась светловолосая девочка, - но предки верят не нам, а Уитфилду потому, что он взрослый, да еще и коп.
- Если ты ребенок, значит, дурак и врешь, так они думают, - сделала не по-детски суровый вывод синеглазая девочка. - А знаешь, что я хочу, Кристель? Когда я вырасту, меня никто бить не будет. Я стану сильной и буду всем давать сдачи.
- Я тоже, - кивнула Кристель, перекинув косу через плечо. - И не будем больше говорить об этом деле, раз нам никто не верит.
Марджи протянула ей руку, и они сцепили мизинцы в знак скрепления договора. Завтра им предстояло впервые идти в школу, но за этот месяц девочки словно повзрослели на много лет и получили хороший урок, который запомнится им на всю жизнь. Они стали немногословными, закрытыми, но учились хорошо и очень сдружились. После школы девочки избрали себе армейскую карьеру и прорвались в колледж ВВС, преодолев сопротивление родителей и игнорируя недоумение окружающих...
*
25 лет спустя. Начало марта.
- Летом будет 25 лет нашей клятве, - Марджи Беркли, второй пилот стратегического бомбардировщика "Роквелл" потянулась, разминая мускулистые руки. - И мы ее не нарушили, да?
- По-моему, только псих рискнет на тебя наехать, - ее напарница Кристель, первый пилот экипажа "Роквелла" отложила книгу и встала из-за стола. - Я тоже ни на день не забываю нашу клятву - никогда не быть слабыми и уязвимыми!
- Никогда не быть жертвами, - добавила Марджи. - Пойду-ка я на боковую. Занятия по физухе сегодня были адскими, а потом я зат...лась как верблюд в магазине автозапчастей...
- Ах, вот зачем ты туда ездила! - расхохоталась Кристель, и едва успела увернуться от диванной подушки.
- Каждый понимает в меру своей испорченности! - проорала Марджи, спешно захлопывая за собой дверь комнаты, спасаясь от ответного броска. Подушка гулко ударилась в створку. - Эй, охлади мотор, командир!
- Ну, я тебе это припомню, Беркли! Ладно, я тоже пойду отдыхать. Перед парным пилотажем надо быть в форме.
- Готовишься к шоу?
- Так же, как и ты.
- Пригласила "его"?
- А вот это, напарница, уже не твоего ума дело!
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Июл 19, 2015 8:25 am

ЧАСТЬ 1.


ЖЕЛЕЗНЫЕ ОРЛИЦЫ ВИРГИНИИ
1994 год. Начало марта. Арлингтон, штат Виргиния. США.
- Уф! Вечно берцы натирают мне ногу на марш-броске! - Кристель Пинкстон в изнеможении бросилась в густую траву и стала расшнуровывать ботинки. - Думала, сойду с дистанции!
- Скорее небо упадет в Потомак, чем кэп Пинкстон "спалится" из-за неудобных ботинок! - Марджи Беркли сбросила с плеч рюкзак и повалилась рядом с напарницей. Раскинув руки и тяжело дыша, девушка подставила разгоряченное лицо свежему речному ветерку.
- Мы опередили ребят минут на десять, - она прикрыла глаза, слушая, как чертыхается Кристель, воюя с непослушным шнурком. - Хороши как всегда!
Кристель справилась с обувью и тоже прилегла, закинув руки за голову и чувствуя, как дыхание возвращается в норму и отдыхают плечи, ноющие от тяжести рюкзака. В марш-броске на 15 миль девушки бежали с такой же выкладкой, как у парней, но капитаны Пинкстон и Беркли никогда не жаловались и поблажек не требовали. И если бы им предложили послабление, девушки отказались бы. Зато их радовало, когда они оказывались лучшими по результатам, получали похвалу от командования и тогда девушки забывали даже об усталости.
На поле с топотом и сопением стали вбегать другие участники забега, красные и запыхавшиеся. На ходу выпутываясь из лямок и бросая рюкзаки в траву, парни валились, как подкошенные.
- Девчонки, пристрелите меня, я труп, - Стэнли Макдугалл плюхнулся между Кристель и Марджи, которые уже сидели, прислонившись к своим рюкзакам, и потягивали кока-колу из баночек.
- А на фига тогда пули тратить? - шутливо толкнула его в грудь Марджи, - ты уж определись - то ли тебя пристрелить, то ли ты труп!
- Пончики в столовке - твои враги, - Кристель достала из кармана куртки еще одну баночку колы, - на, лови, это получше пули будет!
Стэн откупорил банку, одним глотком выдул половину ее содержимого и благодарно улыбнулся:
- Ты настоящий друг, кэп Пинкстон!
Трудно было представить менее похожих друг на друга женщин, чем 31-летние миловидные капитаны ВВС, пилоты бомбардировщика. И тем не менее, это были лучшие подруги. Они дружили с детства, вместе учились в летном колледже, начинали служить, налетали много миль и прошли три боевые кампании. Кристель не желала себе другого напарника. Марджи не представляла себе полетов с другим командиром. Железные Орлицы, так прозвали девушек, были настоящей легендой ВВС Среднеатлантического района.
Кристель была скорее похожа на кинозвезду, чем на пилота - высокая, изящная, светловолосая, с большими зелеными глазами. Но свои густые золотистые волосы она неизменно стягивала в тугой пучок, а на красивом лице - ни капли косметики, и не по-женски суровое выражение.
Марджи, круглолицая синеглазая шатенка, стриглась по-мужски коротко, прятала контуры фигуры под камуфляжем или широкими штанами и майками и вела себя, как парень; ее часто принимали за юношу. Девушка была очень мускулистой, легко могла вытолкнуть увязший в грязи джип или выжать 150-фунтовую штангу.
Кристель отличалась спокойным замкнутым характером. Марджи - прямолинейная, резкая, задиристая. Но это не мешало их дружбе. Они были идеальными напарницами. Казалось, что кроме штурвала, авиакарт и физподготовки для Орлиц ничего не существует...
*
- Уже знаешь, чем займешься в выходной? - Марджи, склонившись над столом, собирала миниатюрную модель вертолета "Апач". Сейчас ей предстояло закрепить крошечный пропеллер. В гостиной их квартиры в офицерском корпусе уже стояло немало таких поделок; все больше военная техника. Еще больше моделей Марджи раздарила друзьям.
Кристель отложила простой карандаш и стала штриховать рисунок цветными карандашами прежде, чем ответить.
- Думаю, что знаю, - ответила она. - А ты просидишь за столом над очередной моделью истребителя? Кстати, сегодня твоя очередь стирать пыль с коллекции того, что мы еще не раздарили.
- Завидуешь моему таланту моделиста? - парировала Марджи. - Что ты рисуешь? - она отложила вертолет и с наслаждением потянулась, подойдя к подруге. - Можно глянуть?
- Можно, - Кристель отошла. - А я пока приготовлю кофе, чтобы успокоить твои нервы после того, что ты увидишь...
- Это тебе сейчас "скорая" понадобится! - заорала Марджи, обретя дар речи. - Что это за рожа? И почему под ней стоит мое имя?!
- Проблемы со зрением, напарница? - рассмеялась Кристель из кухни. - Если ты уже себя не узнаешь, дело плохо!
- Сейчас ты себя не узнаешь! - Марджи кинулась в атаку. - Когда-нибудь я обижусь на твои шаржи.
- А это не шарж, - Кристель ловко ушла в сторону, - видела бы ты свою физиономию сегодня на последней миле!
- Не видела, - легко согласилась Марджи, - придется верить тебе на слово, - она не умела долго обижаться. Опершись на край стола, девушка перелистывала альбом. - Кстати, портретист из тебя неважный. Мне больше нравятся твои пейзажи, я тебе об этом говорила?
- Всего сто раз после Рождества.
- И сто раз ты меня прослушала... Слушай, не показывай Стэну этот рисунок. Он расстроится от того, каким ты его видишь. Или ты рисовала Джонни Деппа? - Марджи перевернула страничку. - О, наконец-то удачный портрет! - она рассматривала изображение мужчины средних лет на развороте.
Смутившись, Кристель хотела захлопнуть альбом, но тут из кухни донесся запах подгоревшего кофе. Девушка ахнула и бросилась обратно.
- Все серьезнее, чем я думала? - покачала головой Марджи и закурила. - Раньше у Кристель никогда не убегал кофе. И кажется, я поняла, какие у нее планы на выходной...
*
Звонок телефона раздался, когда Марджи вытиралась после душа. Завернувшись в полотенце и шлепая босыми ногами, девушка выбежала из ванной. Только один человек ухитрялся звонить ей в самый неподходящий момент. И она не ошиблась.
- Привет, Мэй, - бархатный голос Телмара безотказно действовал на всех женщин, кроме капитана Беркли, которая так же равнодушно относилась к внешней привлекательности обаятельного спортивного парня с лондонским акцентом, бывшего центра нападения сборной морпеха по американскому футболу. - Откуда я вытащил тебя на сей раз?
- Из душа, - спокойно ответила Марджи. После 20 лет дружбы (пятый класс, летний лагерь, перевернувшаяся на порогах байдарка, воспитатель, забивший "косячок" перед походом) она спокойно относилась к мелким оплошностям Телмара. Парень, с которым они в 11 лет выбрались из такой опасной истории имел право на снисхождение. Да и потом, Телмар был ее вторым настоящим другом, после Кристель...
- Увидеть бы! - зачмокал губами Телмар.
- Перетопчешься, - Марджи надежнее прикрыла полотенцем грудь, как будто парень и впрямь мог ее увидеть.
- Жестокая! Лишить человека последней надежды! - заржал Телмар. - Слушай, я тут кое-что придумал на выходные. Не хочешь впрыснуть в кровь адреналина? Что скажешь о полете на дельтапланах над рекой?
- Скажу, что это здорово, - Марджи оживилась в предвкушении увлекательного отдыха. - Где и во сколько встречаемся?
*
Кристель с телефонной трубкой возле уха забралась с ногами на подоконник. Сменив джинсы и майку на цветастый халатик, девушка преобразилась. Особенно красили ее румянец и блестящие глаза.
Когда этот человек позвонил ей назавтра после первого свидания, Кристель поймала себя на том, что очень на это надеялась.
Договорившись о встрече, она открыла шкаф и критически оглядела свой гардероб. "Да, на второе свидание уже трудно подобрать одежду. И в магазин я уже не успею. Ладно, - Кристель вытащила черный джинсовый костюм и красную маечку, - в конце концов, он встречается со мной, а не с моей одеждой и, если при первой встрече я понравилась ему в джинсах и куртке, значит, могу и дальше оставаться сама собой!".
Из комнаты Марджи донесся взрыв хохота. Конечно, подруга договаривается с Телмаром об очередной экстремальной забаве. Экскурсия по крышам или прыжки с "тарзанки"? Парочка адреналинщиков. "Лучше бы просто парочка!".
*
- Ты был прав насчет ее подруги, - мужчина, которого изобразила в альбоме Кристель, вальяжно устроился в кресле, смакуя баккарди. - Я присмотрелся к ней в прошлый раз и знаю, как вести себя дальше. А что у тебя?
- Завтра встречаемся на шоу дельтапланеристов, - Телмар взял стакан с двойным виски со льдом. - Шеф, а вы уверены? Мэй иной раз без тормозов, если взбрыкнет...
Мужчина смерил его холодным насмешливым взглядом, от которого парень запнулся и умолк. Шеф, крупный седеющий мужчина лет 45, одетый во все черное, легкий в движениях, несмотря на комплекцию, поднялся с кресла. Отпив рома, он ответил:
- А это уже твоя забота. Если ты не знаешь, как себя вести с давней подругой, не ошибся ли я, взяв тебя в группу? Очень жаль, если я в тебе ошибся.
"Будь она моей телкой, все было бы проще. Но для этого мне нужно превратиться в самолет. Парни ей не нужны, а их отсутствие Мэй замещает адреналином и если поймет, что мы вовлекаем их в "грязные танцы", не посмотрит на старую дружбу, влепит мне "маслину" между глаз. А если я не смогу ее обработать, то же самое сделает со мной шеф. У него многое завязано на этом деле, чтобы отказаться от него из-за упрямой девчонки. И зачем ему именно они? Мало, что ли, пилотов?..".
- Ты ведь умеешь вести себя с женщинами, - продолжал шеф, - не мне тебя учить.
После этих слов командира Телмар приосанился.
- Я справлюсь, - ответил он.
- Удачного шоу! - чуть улыбнулся шеф.
*
Куонтико. Штат Виргиния.
Кеннет приложил руку козырьком ко лбу, всматриваясь в два мотоцикла, заруливающих на луг с междугороднего шоссе. Он сразу узнал второй "харли" и смял в кулаке жестянку из-под спрайта:
- Все, парни, прощайтесь со своими задницами. Телмар опять привез свою бестию. Интересно, что они замутят сегодня?
- Ты каждый раз это говоришь, когда она приезжает, однако твоя черная задница все еще при тебе, - заржал длинноволосый блондин Дерек. - А по мне, деваха что надо, мне как раз такие, с огоньком, нравятся.
- Тогда пригласи ее пропустить по стаканчику, - усатый шатен Брайан в последний раз проверял свое снаряжение. - С Телмаром она только по крышам скачет и на "байке" гоняет, так что путь свободен. Может, у тебя получится? - поняв, что проговорился; о своей неудачной попытке приударить за Марджи он друзьям не рассказывал, усач скомкал конец фразы и с удвоенным рвением занялся дельтапланом.
Кеннет смерил оценивающим взглядом вышагивающую рядом с Телмаром девицу в кожаных штанах и черной майке. Женщины-военнослужащие мало привлекали этого долговязого спортивного негра. Он по контрасту предпочитал более женственных. А эта девица все делает, чтобы не отличаться от мужиков, да еще ее привычка к экстремальным забавам. Вроде адреналина летчикам и на работе хватает, а ей все мало.
- С каких пор вам нравятся громилы? - спросил он. - Разве может нормальный мужик тащиться от девки, которая и на бабу-то не похожа?
- Ты на что это намекаешь, ниггер? - угрожающе сощурился Дерек, сжав в могучем кулаке гайковерт.
- Я не намекал, - Кеннет прихватил гаечный ключ и тоже поднялся, - а ты что подумал?! И еще, как ты меня назвал?!
- Парни, брэк, - поднял голову Брайан, - мы же сюда не драться приехали!
- Нет, пусть объяснит, кем он меня считает? - набычился Дерек.
- А я не понял, чего он нарывается? - ощерился Кеннет. - В Гарлеме за такое на "перо" ставят!
- Придурки, мать вашу, - махнул рукой Брайан. - Интересно, что шеф скажет, когда узнает.
Упоминание шефа погасило разгорающийся конфликт.
- А что? - Кеннет шагнул назад. - Уже есть дело?
- Не ори, - Брайан взглядом указал на подходивших к ним Телмара и девушку, - она не в курсе.
- Ну, два слова-то сказать успеешь? - Дерек сунул отвертку в карман джинсов. - Что у них там, все слажено?
Брайан понизил голос:
- На днях в Атлантик-Сити приезжает тот тип, который был с нами в деле в прошлом году. Так что нужно быть наготове, шеф может дать отмашку в любой момент.
- Опять дело в России? - скривился Кеннет. - Охренеть. В прошлый раз нам здорово надрали там задницы, чуть всех не угробили!
- Не нравится работа, никто тебя не держит, - сплюнул Дерек. - Опять хочешь краденые тачки перекрашивать?.. Тогда поговори с шефом, может, он будет в хорошем настроении и "маслиной" не накормит.
- Дело такое, что потом можно не беспокоиться о нищей старости, - небрежно обронил Брайан. - Большую часть прибыли разделят шеф с тем парнем, и нам тоже хватит. Я давно подумываю о собственной яхте и кругосветке с тёлками...
- А что за дело? - поинтересовался Кеннет.
- Потом узнаешь. Привет, Телмар! Привет, Стрела! Как твое ничего? - Брайан с преувеличенным рвением приветствовал товарища и его подругу.
Марджи в ответ так хлопнула его по плечу, что Брайан присел на корточки, и сбросила рюкзак в траву.
- Мое ничего на высшем уровне, - ответила она.
- Опять сцепились? - спросил Телмар у Дерека. - Я видел издалека, вы вроде собирались набить друг другу морды.
- Надо же было скоротать время, дожидаясь тебя, - сплюнул Кеннет. - Ты задолбал со своими опозданиями. В морпехе ты тоже так опаздываешь?
- Если бы опоздавших заставляли мыть сортир, как у тебя в десантуре, я бы тоже приходил вовремя, - не остался в долгу Телмар.
- Да ты... - побагровел от бешенства негр. Марджи резко поднялась, сжав в кулаке гаечный ключ.
- Ребята, черт возьми! - возмутилась она. - Меня достало слушать, как вы дерете глотки! Если вздумаете подраться, я вас отправлю поплавать, остудиться, - она кивнула в сторону берега.
Зная, что у Мэй слово с делом далеко не расходится, Телмар первым отступил:
- Ладно, все о-кей, мы спокойны!
- Башкой тебя в толчок, - посулил ему Кеннет и отошел, чтобы проверить крепления своего дельтаплана. Через плечо он покосился на невысокую, но плечистую Марджи. Да, с этой станется и впрямь окунуть кого-нибудь. И права будет, он не затем приехал на шоу, чтобы подраться с придурком Дереком или уродом Телмаром, которые вечно нарываются. Не стоит доставлять им такое удовольствие...
Марджи не нравились друзья Телмара, и не только потому, что они вечно переругивались и норовили затеять драку. Что-то в них не внушало девушке доверия. "Вышибалы какие-то! и вечно в напряге...". Но она списывала это на обычную ревность; многие девушки, досадуя на то, что их приятель много времени проводит с друзьями, видят их в искаженном свете. Может она в глубине души хотела бы остаться единственным другом Телмара, вот и выискивает недостатки в его армейских приятелях...
Успокоив себя таким образом, девушка вернулась к сборке дельтаплана.
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Июл 26, 2015 7:27 am

Арлингтон, штат Виргиния. США.
Кристель очень понравилось, что новый знакомый ждал ее возле своей машины на парковке. Его темно-серый костюм и черная водолазка от «Босса» даже издали выглядели дорогими и качественными; так и должен одеваться джентльмен, имеющий свое дело в столице. А Эрик Ливингстон, как представился ей этот человек, был владельцем сети кофеен в Вашингтоне и собирался расширить свой бизнес.
Ливингстону было под 50, но выглядел он гораздо моложе, высокий, крупный мужчина, он был очень быстр в движениях. В нем угадывалась внутренняя сила и уверенность в себе. Темно-русые с проседью волосы начали уже редеть над лбом, но лицо было гладким, без морщин, с крупными четкими чертами. Серые цепкие глаза, казалось, насквозь видят собеседника. Впрочем, сейчас, когда он при виде девушки улыбнулся ей, эти глаза потеплели.
Наметанный взгляд Кристель сразу определил военную выправку. «Спецназ или авиация, - подумала она, - либо недавно снял погоны, либо тренируется».
«А она весьма недурна, когда меняет свой камуфляж на более женственную одежду, - Эрик скользнул взглядом по ладной фигурке, обтянутой черными джинсами и красной маечкой, оставляющей открытой полоску загорелой кожи на талии.
- Впервые вижу женщину, которая приходит вовремя на встречу, - сказал он.
- Рабочая привычка, - Кристель перекинула через руку джинсовую куртку и надела солнцезащитные очки, - довольно быстро вырабатывается у летчиков.
*
- И все-таки меня удивляет, - когда они выходили из ресторана, Эрик возобновил разговор, начатый еще по пути, - даже в нашем обществе, где гендерное равноправие практически победило, редко встретишь женщину-пилота ВВС… Вам, Кристель, наверное, нелегко было на пути к мечте?
- Да, за штурвалом «Роквелла» все как-то привыкли видеть мужчину, - после пары часов общения Кристель совсем разоткровенничалась; Эрик был остроумным и интересным собеседником, но главное – умел слушать и этим расположил ее к себе. – Хотя это действительно предрассудки. Как говорит моя подруга, пилоту важнее всего иметь голову, а не… - она осеклась. – Дальше цитировать не буду, иногда Марджи выражается очень экспрессивно.
Ливингстон ободряюще улыбнулся, и девушка продолжила:
- Даже в военном колледже приходится преодолевать ироническое отношение командования и сокурсников-мужчин…
- Да, женщину в небе привыкли видеть в форме стюардессы пассажирского лайнера, а не в кабине пилотов, - согласился Ливингстон, - стереотипы живучи. Тем более ваша целеустремленность внушает уважение.
- Вижу цель, не вижу препятствий, - ответила девушка, - это наш с подругой девиз.
- Браво, - Эрик взял ее под руку, - девиз, достойный сильной личности!
Кристель рассмеялась. Периодически она тяготилась своим положением одинокой женщины, особенно после 30 лет, и время от времени пыталась скрасить одиночество, но многие парни, которые охотно знакомились с миловидной блондинкой, пасовали при общении с военной летчицей. Профессия наложила отпечаток на характер Кристель; кокетство и флирт были чужды ей, а резкий нрав повергал ухажеров в уныние. Как правило, уже вскоре собеседник скисал, мямлил, отводил глаза, а потом и вовсе вспоминал о семейном празднике или важном звонке на домашинй телефон… И Кристель не особо огорчалась; как правило, она успевала разочароваться в кавалере еще быстрее. «Не мое!».
«Не понимаю, - качала головой Марджи, - почему тебя это так напрягает? Я особо не парюсь по этому поводу. У меня тоже нет парня, но есть любимая работа, хобби, друзья, и этого достаточно. А когда я встречу человека, который повлияет на мою систему ценностей, я сразу его узнаю!». «А как я найду «своего» человека, если не буду проводить смотрины?» - спрашивала Кристель. Марджи только громко хмыкала и склонялась над новой моделью истребителя или вертолета.
А Эрик не только не стушевался, беседуя за обедом о работе девушки, но, кажется, даже воодушевился; она ему интересна. Он не сводит с Кристель теплого взгляда, бережно держит под руку и несколько раз мимолетно приобнял за талию, демонстрируя еще и мужской интерес, но не переходя грань. Это тоже выгодно отличало его от других кавалеров, которые считали, что на втором свидании можно уже особо не церемониться.
Как правило, на этом Кристель все резко обрывала. «Кажется, это «он», - подумала девушка, - я встретила «своего» человека!».
Прощаясь с ней вечером у ворот офицерского корпуса, Эрик улыбнулся:
- Спасибо вам, Кристель. Вы удивительная женщина, с вами общаться одно удовольствие. У меня будет еще такая возможность?
Кристель почувствовала, что краснеет от радости, и кивнула.
Ливингстон галантно поцеловал ей руку, задержав ее пальцы возле губ, и прошептал:
- Жаль, что следующий выходной у вас так нескоро. Но я непременно приду на авиашоу, чтобы посмотреть, как вы пилотируете «Роквелл»!
- Потренируюсь, чтобы не разочаровать вас, - оживленно откликнулась Кристель.
Взбегая по лестнице мимо лифта, она напевала веселую песенку и прыгала через две ступеньки.
В квартире горел свет; Марджи уже вернулась из Куонтико. «Наверное, переполнена впечатлениями после шоу дельтапланов. А у меня тоже есть, чем поделиться!».
*
Эрик вел машину, держа руль одной рукой.
- Успехи есть? – спрашивал он по сотовому телефону. – Ну так ускоряйся. Да, во вторник он прибывает в столицу. Мы должны быть готовы. Что опять? Хорошо, поговорю с ними, - он набрал другой номер. – Уже знаю о сегодняшнем и недоволен. Постарайтесь больше не отвлекаться на свои глупости перед ответственной работой. Хорошо, что вы об этом помните. Что еще? Да? Понятно. Не мешайте ему.
Не успел он закончить разговор, как телефон снова зазвонил; звонок был международным.
- Хорошо, жду, - сказал он, выслушав собеседника. – Нет, все будет готово в срок. Да, я тоже это помню. С моей стороны сложностей не будет. О-кей. До связи.
- Нервничает, - проворчал он, убрав телефон в подставку, - с таким характером не стоило лезть в нашу профессию. Столько лет подрабатывает, и каждый раз трясется, хуже бабы! Хотя я тоже слегка нервничаю, бенефис обещает быть серьезным!
*
Эрик позвонил вечером, когда Кристель вернулась с дежурства и готовила ужин. В кухне витали аппетитные запахи горячего мяса и домашнего печенья, а девушка, повязав фартук поверх камуфляжа, заправляла салат оливковым маслом. Марджи после полетов поехала в город, чтобы купить новый мотоциклетный шлем и, наверное, по своему обыкновению вернется поздно.
- Пылесосил салон и нашел под сиденьем вашу зажигалку, - сказал Ливингстон, - бордовую, с золотистыми буквами, я обратил на нее внимание при встрече… Вы ее уже хватились?
- Я уже с ней распрощалась, - прижав плечом трубку к уху, девушка помешала лук на сковородке. – думала, что потеряла. Было бы очень жаль, это подарок.
Зажигалку ей подарила Марджи. Умелая девушка обожала делать подарки своими руками, и каждый из них получался уникальным. На бордовом фоне зажигалки, под золотыми буквами «К. П.» раскинул крылья величавый орел, парящий над облаками. На это у Марджи ушло больше времени, чем на изготовление самой зажигалки. При взгляде на изображение орла казалось, что крылья птицы шевелятся.
«Банальный прием, но действенный, - думал Эрик, вытаскивая на свидании зажигалку из кармана джинсов девушки и роняя под сиденье, - возможно, надо подогнать события, компаньон начинает нервничать, как бы не наделал глупостей. Нужное впечатление на девчонку я уже произвел, а завтра «найду» зажигалку и «случайно» окажусь возле их дома. Надо форсировать события!».
Телмар позвонил ему из центра города и сообщил, что ходит с Марджи по магазину автозапчастей, так что Кристель дома одна. Удобный момент.
- Подарок от приятеля? – спросил он.
- От подруги. Большое спасибо! В среду встретимся после шоу, и я…
- А я сейчас как раз неподалеку от вашего дома, - Эрик выглянул из окна машины на светящиеся окна квартиры Орлиц, - зачем же ждать среды?
- А вы еще и прирожденная кулинарка, - в прихожей он вдохнул аппетитные запахи из кухни. Кристель, на ходу развязывая голубой фартук, припорошенный мукой и сахарной пудрой, ответила:
- Да, люблю постоять у плиты после работы. Не хотите ли попробовать мое фирменное печенье с орехами? Я как раз вынула противень из духовки.
Эрик понял, что не ошибся. Он действительно произвел впечатление на девушку, и она хочет ответить ему тем же, похвастаться своим кулинарным мастерством. «К каждому человеку есть подход, и если правильно его найдешь, человек твой. Эта крошка после 30 лет начинает тяготиться одиночеством, но не хочет связываться с первым встречным. Дело за малым: незаметно выведать, каковы ее представления об идеале и воплотить в себе его черты. Кажется, я угадал!».
Печенье действительно оказалось вкусным. Потом Эрик помог Кристель отнести посуду в кухню и, спросив разрешения, закурил у открытой фрамуги. В разговоре становилось все больше пауз; Кристель и хотела остаться одна, и боялась, что мужчина сейчас уйдет. Время было позднее, ситуация становилась все более двусмысленной. Но ведь она сама пригласила Ливингстона на чашку чая. «Да, а теперь не прочь пригласить и в постель? – поддела себя Кристель. – Конечно, вряд ли он откажется. Но уверена ли я, что не ошиблась, или делаю поспешные выводы из скупых данных? – она расставила посуду в сушке, - или еще «лучше», если он в ответ вспомнит о звонке троюродной бабушки из Канзаса, - Кристель вытерла руки полотенцем и тоже закурила, - и я почувствую себя полной дурой и неудачницей! Завтра мы отрабатываем парный пилотаж, и мне надо быть в форме, а если я расстроюсь, то вряд ли хорошо высплюсь… Или я выгляжу как дура, которая «парится» на пустом месте?».
Эрик посмотрел на нее внимательным теплым взглядом. Потом протянул руку и накрыл пальцы девушки, вертевшие зажигалку.
- Должен признаться тебе, - сказал он, - я это подстроил.
Кристель вопросительно посмотрела на него.
- Не сказал тебе, что видел, как ты выронила зажигалку в машине, чтобы иметь возможность напроситься в гости, - пояснил мужчина, поглаживая ее ладонь. – Глупо, правда? Мальчишество. Но я очень хотел увидеться с тобой до среды…
Девушка удивленно посмотрела на него. Неужели этот солидный господин использовал такой нехитрый прием, чтобы встретиться с ней? Как подросток. Эта мысль позабавила Кристель, ей льстил интерес Ливингстона, и на душе приятно потеплело от того, что он сам искал новой встречи.
- Ты не в обиде на мою хитрость? – смущенно улыбнулся Эрик. – И на то, что я явился без цветов? Иначе ты раскусила бы мое коварство сразу.
- Ну, вообще-то я человек прямой, - тряхнула головой Кристель, отбрасывая со лба непослушную прядку, - и не люблю обходных маневров. Но я признательна вам за то, что вы вернули мою любимую зажигалку!
Эрик снова поднес ее руку к губам, и девушка осеклась от их легких, словно изучающих прикосновений к пальцам, тыльной стороне ладони, запястью…
- От тебя пахнет корицей, - прошептал мужчина, коснувшись губами сгиба локтя, потом его пальцы скользнули под короткий рукав «ковбойки». – Ты такая красивая…
Когда он потянулся, чтобы поцеловать ее, Кристель охотно откликнулась. В первый раз она не уклонялась от поцелуя, и прикосновение крупных мужских рук к плечам и талии было приятно. И когда Эрик расстегнул верхние пуговички рубашки, стянул с плеча бретельку лифчика и прижался губами к ее плечу, Кристель не отстранилась. Атмосфера в кухне была наэлектризована до предела, в воздухе словно потрескивали разряды… Кристель поняла, что должно сейчас произойти, и хотела этого так же сильно как Эрик.
Он расстегнул все пуговицы ее рубашки и легко, как пушинку, поднял девушку на руки.
- Где твоя комната? – шепнул Эрик ей на ухо.
- Слева по коридору, - ответила она, - осторожно, не урони!
- Тебя не уроню, Дюймовочка, - мужчина прижал девушку к себе и словно случайно сбросил вторую бретельку ее лифчика.
Он уже толкнул ногой дверь комнаты, когда в прихожей хлопнула дверь, и раздался недовольный голос вошедшей в квартиру Марджи:
- Зря потратила время! В этом магазине ничего подходящего нет. Опять нужно в Балтимор тащиться! Эй, Кристель, ты где?
- Да, я слышу! – Кристель вывернулась, как кошка, из рук Эрика, на ходу привела в порядок одежду и вышла в прихожую. – Как жаль, значит, до воскресенья твой байк на приколе… Я приготовила ужин, он на кухне.
- Спасибо, ты настоящий друг! – Марджи сразу заметила смущенный вид подруги, необычные интонации в ее голосе и наспех застегнутую блузку, связала это с незнакомой машиной на парковке и ароматом «Фаренгейта» в прихожей. «Блин, неловко вышло, кажется, я обломала им свидание!».
Сбросив ботинки и куртку, Марджи ушла на кухню, плотно прикрыв за собой дверь, чтобы гость мог спокойно откланяться. «Да, мы так редко назначаем свидания, что совершенно несведущи в этих вопросах. Может, действительно не нужно все время только работать и гонять по крышам? - Марджи добавила кетчупа в жаркое, - тогда меньше буду попадать впросак?».
Из прихожей доносились голоса Кристель и мужчины, и Марджи одолело любопытство. «Это тот парень, портрет которого она рисовала? Так… Сделаю вид, что забыла в кармане куртки сотовый!» - девушка отложила вилку и поднялась. «Все-таки даже мне не чуждо женское любопытство!».
*
Она сразу узнала его; рисунок в альбоме очень удался. Кристель сделала не шарж, а портрет. Марджи уже видела эти пристальные серые глаза, высокий лоб, тяжеловесную нижнюю челюсть. Но если Кристель рисовала его с симпатией, то Марджи смотрела на мужчину без розовых очков и удивлялась, чем очаровал подругу этот седеющий лысеющий здоровяк с маленькими холодными глазками.
Поздоровавшись, Марджи взяла из кармана куртки, висящей у двери, сотовый телефон и хотела вернуться на кухню, но Кристель остановила ее:
- Я чуть не потеряла твою зажигалку с орлом и если бы не Эрик…
- О-кей, понятно, - Марджи поняла, что подруга хочет представить их друг другу. – Спасибо за внимательность, сэр. Это была моя самая удачная поделка, хорошо, что вы ее нашли! Марджори Беркли, - она по-мужски протянула мужчине руку. – Эрик Ливингстон, - мужчина ответил на пожатие. Его рука была сухой, жесткой, с крепкими пальцами. Марджи не отказала себе в удовольствии продемонстрировать этому парню свое сильное пожатие. Но к чести гостя, он не вздрогнул и даже не поморщился, хотя в воинской части Марджи была признанным чемпионом по армрестлингу.
- Значит, это и есть «он»? – спросила Марджи, когда подруги курили перед сном на балконе. – Тогда прости, что я так свалилась вам на голову.
- Да, по-моему, это именно он, - Кристель мечтательно улыбнулась и поправила непослушную прядку, снова упавшую на лоб. – Я же говорила, что узнаю его сразу же.
- Ну-ну, - протянула Марджи, - и что ты о нем знаешь?
- Он бизнесмен из столицы, хозяин сети кофеен, - Кристель прочертила сигаретой замысловатую фигуру в воздухе, - хочет расширяться и подыскивает помещения в Арлингтоне. А в среду придет на авиашоу. А что у тебя с Телмаром? Ты его уже пригласила?
- То же, что и в предыдущие 20 лет, - Марджи выпустила дым «колечками», - я же тебе говорила, он не тот мужчина, с которым я хотела бы побыть просто женщиной. Ладно, - она поднялась, сдерживая зевоту, - время позднее, а нам завтра налетывать часы. Пора на боковую, командир!
- Я не поняла, ты пытаешься мною командовать? – весело изумилась Кристель. – Нарушение субординации, госпожа второй пилот!
- Это на службе ты командир, - отшутилась Марджи, - а в небе все равны. Ну а так как наша квартира на седьмом этаже ближе к небу, чем к земле… Понимаешь?
- А я тогда имею право хорошенько наподдать тебе за вредность! – Кристель погналась за подругой и провела подсечку.
- Эй! Отвали! Ненавижу щекотку! – заливалась хохотом Марджи, увертываясь и прижимая руки к бокам во время их шутливой борьбы на диване.
- Так кто здесь командир?! – повторяла Кристель, не давая ей выкрутиться.
- Ну ладно, пусть ты, - Марджи все-таки высвободилась и села. – Хотя в нерабочее время этот вопрос неактуален.
- Сколько я тебя знаю, ты никогда за словом в карман не лезешь.
- Хорошо, что через 25 лет ты все-таки это усвоила!
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Сб Авг 01, 2015 7:35 am

*
Мужчина, которого Кристель знала, как Эрика Ливингстона, на самом деле не имел отношения к кофейному бизнесу и даже фамилию носил другую. На самом деле его звали Эрик Куолен. Документов на разные имена у него было много, и все - неотличимые от подлинных. Это была рабочая необходимость. Некоторые документы приходилось утилизовать после одного-двух применений, заменяя их новыми, такими же "чистыми". В последнее время эта необходимость возникала все чаще но не потому, что Эрик был загружен на основной своей работе в отделе военной разведки а потому, что уже несколько лет он работал не только на свое прямое начальство. Это помогало ему существенно увеличить свои доходы, но повышало степень риска. "Двойников" у них не любили. Да и сейчас, приближаясь к пятидесятилетию, Куолен утрачивал азарт, дух авантюризма. Все сильнее ему хотелось отойти от дел и зажить в тиши, в уютном бунгало на берегу тропического моря. "И то сказать, почти 30 лет я работаю практически без отдыха, и немудрено, что утомился. Это дельце подвернулось очень кстати; оно сулит хорошие деньги, на которые можно будет прожить остаток жизни в свое удовольствие...".
Куолен ехал домой, мурлыкая песенку. Пока все идет по плану. После встречи с компаньоном нужно будет форсировать работу с Орлицами. Когда однажды Телмар упомянул о дружбе с одной из этих виргинских летчиц, Куолен весь обратился в слух. Их группа собралась на яхте, отмечая успешное дело в Нью-Орлеане, и все были под сильным хмельком. Телмар взахлеб рассказывал об экстремальных развлечениях Марджи-Стрелы, с которой подружился еще в детстве.
- Ну до чего отвязная деваха! - восхищался парень, наливая себе еще порцию виски и подбрасывая льда, - когда мы гнали на "харли" по встречке, я аж с лица спал. Особенно когда нам в лоб фура поперла. А Мэй хоть бы хны, ушла в сторону и еще хохотала над водилой, который, небось, в штаны наделал с перепугу! А уж как мы на Делавэре зажигали, все спасатели в осадок выпадали. Что она с серфом вытворяет, это надо видеть!
- Видел, - мрачно сказал Кеннет, - в прошлый раз мы чуть не гробанулись когда она уговорила нас выйти на яхте в шторм!
- Да ладно, кто же знал, что Кейп-Чарльз накроет ураганом как раз в ту ночь? - миролюбиво сказал Дерек. - И когда мы легли набок, девчонка не сдрейфила и даже спасла тебя, когда ты угодил под корпус.
- Сама чуть там не осталась, - добавил Брайан, - а его вытащила, реально, парни, я такого в жизни не видел. Говорит, после Ирака и Гудермеса в обычной жизни ей ничего не страшно.
Куолен, наливающий себе порцию баккарди, навострил уши. Гудермес? В прошлом году ему пришлось поработать в том районе; пришлось попотеть, чтобы отработать гонорар и иметь возможность его потратить. Воспоминания были не из лучших.
- А что там делала твоя подружка? - спросил он у Телмара.
- Да какая там подружка? - встрял Кеннет, - стукнутая адреналинщица, кайф ловит от рискованных забав, а мужики ей без надобности. Может, она вообще лесби...
Куолен перевел ледяной взгляд на него, и чернокожий здоровяк замолчал, словно подавился последними словами.
- Я спрашиваю Телмара, а не тебя, - в полной тишине сказал Куолен.
- Извините, босс, - негр боком отошел, чтобы смешать себе текилу с тоником.
- Она летчица, - сказал Телмар, - второй пилот "Роквелла". А туда их с напарницей посылали в санитарную роту. Они прошли курсы первой помощи в учебке.
- С напарницей? - уточнил Куолен. - Девушки в экипаже "Роквелла"? Ты, случайно, не о Железных орлицах говоришь? - заинтересовался он.
- Да, босс, - кивнул брюнет, - ее подругу я мало знаю, она не ездит с Марджи на эти развлечения.
- Ну-ка, подробнее, - Куолен наклонился вперед, - что ты знаешь об обеих?
Свой прощальный бенефис Куолен обдумывал уже давно. И один из замыслов, дающий наибольшую вероятность успешного исхода, он мог осуществить при помощи человека, который уже пару раз помогал им на севере России после переворота 1991 года (из которого Куолен тоже получил немалую выгоду). Но для этого замысла нужны были самолет и хорошие пилоты. Один из его людей, Малколм, бортмеханик. Эрик хотел найти хороших летчиков, он считал, что любое дело должно быть организовано безукоризненно, с лучшими исполнителями. Иначе больше смысла переквалифицироваться в булочники.
Вголове у него уже завертелись мысли, как можно перевербовать Орлиц, двух летчиц, которые к тридцати годам уже стали легендой всего северо-востока страны и имели боевые награды, полученные в Белом доме после "Бури в пустыне". Надо же такому случиться, чтобы одна из них оказалась давней подругой Телмара. А командир экипажа, Кристель, как рассказывает о ней ее подруга Телмару, ждет своего идеала и уверена, что узнает его из тысячи. Ну-ну. Это благоприятная почва для разработки.
- Что же, значит, никак жениха себе не нароет? Будет ей жених, - Куолен раскурил кубинскую сигару. Он от природы обладал талантом обаять любого человека и харизматическим характером, умел произвести неотразимое впечатление и "привязать" к себе любую женщину. Подробно расспросив Телмара о том, что еще говорит Марджи о своей подруге, Куолен набросал черновик психологического портрета капитана Пинкстон.
Слегка за тридцать, успешно продвигается по службе, на хорошем счету у командования, собранная, серьезная, исполнительная, волевая. Наверное до тридцати лет отдавала всю себя службе и только недавно поняла, что, преуспев в карьере, она совсем запустила личную жизнь. Но даже сейчас не спешит связывать себя с первым попавшимся, хотя одиночество все больше гнетет ее. прекрасно! Куолен уже не сомневался, что работать с ней будет легко. А увидев девушку, Эрик подумал, что работа будет еще и приятной.
Через несколько дней после вечеринки Куолен дал Телмару указания относительно Марджори. От друга детства она не ждет подвоха, тогда как новый знакомый наверняка насторожит норовистую девицу. Так что с ней должен работать человек, которого она давно знает и доверяет ему. И если что-то сообразит, то все равно пути к отступлению у нее уже не будет. Да и подругу она не бросит. Эрик был уверен в своем успехе с Кристель. Если ему удастся заполучить ее, то и напарница никуда не денется.
Эрику хотелось уйти красиво - не только сорвать куш, но и всадить кое-кому перо куда следует. Этими двумя девчонками-летчицами гордится вся страна, их обожают, им завидуют, они популярны как некогда Эми Джонсон и Джеки Кокрейн, их лица можно увидеть в журналах, на телевидении, на майках, открытках и значках. А если они окажутся втянуты в криминальную авантюру, это будет сокрушительный удар по одному из сияющих идеалов, которыми дядя Сэм заманивает под свои армейские знамена юных восторженных дурачков.
... Сегодня он продвинулся с Кристель. Нехитрый трюк с зажигалкой сработал безотказно. И даже несвоевременное возвращение Марджи не испортило произведенного эффекта. А еще, девушка оказалась чертовски привлекательной и желанной. Куолен надеялся, что в следующий раз им никто не помешает.
Заодно он посмотрел и на Марджи-Стрелу, когда она выглянула в прихожую. Да, Телмар прав, эта девица очень жестка и решительна и все сделала, чтобы максимально себя дефеминизировать, скрыть свою принадлежность к женскому полу, словно стыдилась этого. Странное поведение для такой привлекательной девушки. короткая армейская стрижка, мускулистая фигура, размашистые движения, громкий резкий голос. Но наметанный взгляд Куолена рассмотрел красивый золотисто-пепельный оттенок ее густых волос, выразительные синие глаза, яркие губы красивой формы, гладкую кожу и полную, хорошо очерченную грудь, хорошо видную в вырезе черной майки скорее мужского, чем женского фасона. "Да с такой внешностью она могла бы кружить головы напропалую и составить себе блестящую партию! Но она не замечает того, чем другая женщина гордилась бы. Кристель при своей службе все же более женственна и не стыдится этого. А Марджи... Интересно. но сейчас главное - успех дела!".
Куолен сидел в гостиной своей холостяцкой квартиры в Александрии, пил чай и читал "Нью-Йоркер", когда зазвонил телефон. Звонок был междугородний, и Эрик вспомнил, что как раз два часа назад в Атлантик-Сити совершил посадку самолет Пауля. И в самом деле, в трубке раздался голос компаньона:
- Я прибыл. Наша договоренность еще в силе?
- Если бы что-то изменилось, ты узнал бы об этом первым, - Эрик отложил журнал и выбил из пачки сигарету. - Что скажешь насчет встречи в четверг? Обговорим последние детали плана.
- Почему в четверг? А завтра?
- Завтра я должен быть на авиашоу в Арлингтоне. Если хочешь, могу достать билет и для тебя. Эффектное зрелище, дома ты такого не увидишь.
- Я не развлекаться приехал, - перебил его компаньон, - ближе к делу!
- А это имеет прямое отношение к делу... Как ты долетел?
- Отвратительно. после этого летающего корыта, которое дребезжало в воздухе и тряслось, как собачий хвост, я до сих пор похож на матроса, застигнутого штормом на палубе. Этому самолету больше лет, чем мне. Хорошо, что назад я полечу "Эйрлайнс", точно зная, что мы не развалимся над Атлантикой. Да еще у пилотов руки, видимо, росли не из того места...
Куолен понимал, что компаньон нервничает. Он тоже многое поставил на успех "бенефиса" потому, что не меньше Куолена устал от двойной работы и риска. Да и насчет своих родных самолетов, по большому счету, был прав. Паулю тоже есть что терять; он хочет выйти из игры и зажить в свое удовольствие. "И как он столько лет работает со своими метаниями и нервами? Раньше он боялся КГБ и ОБХСС, теперь - отечественных "теневиков", коллег с основной работы, Интерпола. Дело свое знает, но нервный, как викторианская леди, услышавшая шорох под кроватью! Да, нам обоим пора в отставку. А чтобы отдых был приятным, надо лишь...".
Положив трубку, Эрик взял сотовый телефон, позвонил Брайану и отдал распоряжение. Этот парень справится лучше всех.
Допивая холодный чай, Эрик подумал: "Да, дело будет!".
*
Куолен и его спутник приехали на аэродром за полчаса до начала шоу. Телмар и Брайан уже ждали их у первого входа. Остальные расположились на скамейке поодаль. На молчаливый вопрос шефа усач кивнул: все сделано. Телмар с преувеличенно спокойным видом попивал пиво из банки. Похоже, он был не в своей тарелке от того, что сейчас происходит.
Приехавший из России человек немного знал Телмара и Кеннета и кивнул им; коротко подоровался с остальными. В джинсах и куртке он выглядел иначе, чем в официальном мундире или камуфлированном комбинезоне. Такой же рослый и крупный, как Куолен, седеющий брюнет, больше похожий на испанца или итальянца, чем на жителя северной части России. Он тщательно скрывал нервозность, нет-нет, да и прорывающуюся через внешнюю вальяжную уверенность в себе.
Павел Веселов приезжал в Америку уже не в первый раз. Сейчас, по официальной версии, он направился в Виргинию в рамках программы обмена опытом. С Куоленом он имел дело уже в третий раз; до этого они работали в одной группе в Санкт-Петербурге, тогда еще Ленинграде, второй раз - в Москве.
Полковник Веселов, начальник милиции Выборга, тоже работал не только на свое командование.
- На этом шоу оценишь работу пилотов, которых я отобрал для рейса, - Куолен указал на бомбардировщик Орлиц на поле.
- А они в курсе, что ты уже их отобрал? - Веселов выбил из пачки сигарету.
- Скоро узнают, - потер руки Куолен. - Кстати, если в конце их полета возникнут проблемы, не думай, что это по их вине...
- Что же ты им подстроил, старый лис? - хохотнул полковник, оценивающе глядя на самолет. Если парни, которых выбрал Эрик, летают на этой милашке, они должны быть профи.
- Увидишь, старина! - хлопнул его по плечу Куолен. - Как говорят у вас, комар носа не подточит.
- Сукин ты сын, - покачал головой полковник, - мне даже немного жалко этих ребят.
Куолен закурил и посмотрел на него из-под зеркальных очков, закрывающих почти поллица:
- Ничего, Пауль, в конечном итоге они в накладе не останутся.
*
Когда к "Роквеллу" подошли пилоты, Веселов изумленно приподнял очки-"хамелеоны". Да, зрение его не подвело, один из летчиков оказался женщиной. С трибуны она казалась совсем молоденькой - высокая, хрупкая, светловолосая, с девчоночьим "хвостиком" на затылке. Лицо без косметики, большие глаза смотрят не по-девичьи строго. комбинезон пилота скрадывал контуры ее фигуры и делал ее мальчишеской. Свой шлем девушка несла в руках, оживленно болтая с напарником, широкоплечим пареньком с тёмно-русой стрижкой. Крепкий, мускулистый, настоящий "качок".
Внезапно девушка, присмотревшись к трибунам, помахала рукой Куолену, и ее напарник обернулся посмотреть, кого она приветствует. Павел увидел немного крупные, но правильные мягкие черты лица, выразительные глаза и чувственные губы. Веселов перевел взгляд ниже и увидел, что комбинезон обтягивает женскую грудь.
- Ты меня разыгрываешь, Куолен? - полковник достал платок и вытер лоб. - Это и есть твои пилоты?
Эрик кивнул.
- Но это же бабы! - возмутился Веселов, - сопливые девчонки!
- Железные Орлицы Виргинии, - поправил Куолен, - разве ты о них не слышал? после вручения орденов за боевые заслуги в Белом доме они сравнялись с кинозвездами по своей популярности.
- Некогда мне за кинозвездами следить, - отмахнулся полковник, - думаешь, я вечерами пиво потягиваю у телевизора? Иногда думаю, эх, было бы в сутках не 24 часа, а все 30...
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Авг 09, 2015 6:53 am

- Но за это тебе и платят хорошо, - Эрик уже привык к манере Веселова ворчать о тяжелой доле "двойника". Однако когда дело доходило до дележки гонорара, настроение полковника заметно улучшалось. - А что тебя удивляет, Пауль? Ты не впервые у нас и знаешь, что здесь в армии много женщин. И они не просиживают кресла за пишущими машинками, как у вас, а несут строевую службу наравне с мужчинами.
- Да, но... Они пилоты бомбардировщика?! - не переставал удивляться Веселов. - И у них боевые награды?!
- В Белом доме вручали, за "Бурю в пустыне", - подтвердил Куолен. - Пауль, нельзя же все пропускать мимо ушей!
Он посмотрел, как девушки занимают места в кабине и снова обратился к компаньону:
- Они профи, Пауль. И хоть они и женщины, это не мешает им быть лучшими.
- Сейчас посмотрим, - с легким недоверием кивнул полковник.
Он поймал себя на том, что высматривает за стеклом кабины профиль блондинки и гадает, какого цвета у нее глаза. Наверное, серые или зеленые, с золотистыми искорками. Почему-то он был уверен, что у нее светлые глаза...
*
- Ну что, покажем ребятам класс? - Марджи в ожидании приказа достала маленький термос и наслаждалась горячим кофе. - Я видела Телмара на трибунах. И твой Ромео тоже пришел.
- Тоже мне, Ромео, - фыркнула Кристель, представив солидного седеющего Эрика в плаще и берете веронского влюбленного. - Скорее он похож на Брандо в "Крестном отце".
Марджи промолчала потому, что сагу об итальянском мафиозном семействе недолюбливала. "Там показано, - сказала она как-то, - что дела вершат и двигают историю только мужчины, а роль женщин сводится к репродуктивной функции и ублажению мужчин. Автор - явный женоненавистник или гендерный шовинист!" - припечатала широкоплечая девушка с мужской стрижкой, легко передвигающая гранатомет, который парням приходилось тащить втроем. Кристель была согласна с ней, что женщины могут быть не только домохозяйками или холеными бездельницами. Но Марлон Брандо в роли дона Вито ей нравился...
- Кстати, не знала, что они знакомы с Телмаром, - Марджи надела шлем и включила наушники, - видела их у входа на трибуны, они о чем-то разговаривали. И друзья Телмара тоже приперлись. Покажем им класс, чтобы они заткнулись насчет "мартышки за рулем"?
- А что, тебе еще кто-то такое говорит?
- Ты же знаешь парней, - пробурчала Марджи. - Они все равно смотрят на нас свысока даже если самим нечем гордиться, кроме...
- Марджи! - Кристель покраснела и затряслась от смеха.
- А что? Пора бы уже привыкнуть, что я называю вещи своими именами.
- Я, кажется, встретила исключение из правил.
- Хмм...
*
Черт побери, да они - настоящее сокровище! - Павел чуть не упал со скамьи, пытаясь ничего не пропустить из трюков самолета Орлиц, совершающего "мертвую петлю". - Как ты их нашел?
- Воля случая, - Куолен тоже впервые видел знаменитых летчиц в полете и был заворожен их мастерством. - Оказывается, Телмар дружит с одной из них с детства. Парни как-то случайно по пьяни об этом проболтались.
- На ловца и зверь бежит, - кивнул полковник. - Ты думаешь, что сможешь их перевербовать?
- По-твоему, я уже и на это не способен? - Куолен проводил взглядом пикирующий бомбардировщик. - Я мастер вербовки, и работаю без осечек. Надо только вовремя проявить немного участия, дружеское понимание, подставить крепкое мужское плечо - и они в наших руках.
- Совмещаешь приятное с полезным? - Веселов закурил. - Все тот же Чещирский Кот?
- Пока еще не совмещаю, но близок к этому, - Эрик открыл бутылочку воды.
Веселов подумал, что девица, похожая на мужика, не во вкусе Куолена. Да и блондиночка, садясь в кабину, именно Эрику помахала рукой. Значит, именно на нее и положил глаз компаньон.
- Можешь попробовать охмурить второго пилота Беркли, - предложил Куолен, - докажи ей, что не все мужчины козлы, как она считает. Попытаешь счастья?
- Перебегать дорогу твоей горилле Телмару? - заржал Павел. - Скажи лучше сразу, что не хочешь делиться со мной добычей.
- Ну что ты, - обезоруживающе поднял руки Эрик, - разве я когда-то "кидал" компаньонов? Для Телмара она - всего лишь друг детства. Просто скажи, что она не в твоем вкусе!
*
- Во, блин, зажигают! - Кеннет не сводил глаз с самолета девушек. - Как будто родились в кабине пилотов! Даром что бабы.
- Одна из этих баб спасла твою шкуру, когда ты бултыхался под корпусом яхты на Кейп-Чарльз и уже пускал пузыри, - огрызнулся Дерек, - да и подружка у нее высший сорт. Да, парни?
Телмар промолчал, глядя на "иммельман" из пике, который выполняли Орлицы. Ему все больше становилось не по себе от той подлости, которую он совершил. Оказывается, даже у плохих парней иногда просыпается совесть, особенно когда предаешь старого друга.
- Первый сорт, - согласился Брайан, - да не про нашу честь. Их, по-моему, шеф с тем русским уже между собой поделили.
- Заткнись, - дернулся Телмар, расплющив в ладони банку пива и облив штаны и ботинки.
Усач недоумевающе посмотрел на него:
- Ты чего?
- Закрой пасть! - брюнет с размаху бросил жестянку под ноги и припечатал подошвой. - А то помоями сильно завоняло!
- Ты чего, угорел? - Брайан на всякий случай отодвинулся.
Телмар с силой толкнул его в грудь:
- Заткнись, ублюдок! Марджи - мой друг!
- Да пошел ты со своей Марджи! - усач тоже начал злиться. - Кому она нужна - ни баба, ни мужик?
Крепкий удар в скулу отбросил его прямо на Кеннета.
- Сам урод! - рявкнул брюнет.
- Я урод? - Брайан сжал кулаки и угрожающе шагнул к изготовившемуся для драки Телмару. - А сам-то ты кто?
Телмар взревел от бешенства и, забыв обо всем, рванулся вперед, оттолкнув Дерека, попытавшегося угомонить товарищей. Кеннет и Брайан, молниеносно изготовившись, примерились отражать атаку...
- Так, парни, что тут происходит?
В проходе возник здоровенный охранник, похлопывая по ладони резиновой дубинкой. На его форменной куртке красовалась бляха помощника шерифа.
- Ничего, офицер, - Дерек все-таки встал между Телмаром и Брайаном, - все под контролем.
- Да? А мне показалось... - многозначительно произнес громила.
- Уверяю вас, вы ошиблись, - как можно убедительнее сказал Телмар.
Увидев за спиной охранника шефа, смотревшего на них с трибуны, все четверо мигом растеряли весь боевой пыл. "Блин. Еще и от него огребем на орехи!".
*
- Интересно, у ребят уже глаза по пять долларов? - Марджи усмехнулась. - Приятели Телмара впервые видят меня в полете!
- Вообще-то я думаю о пилотировании, а не о твоих парнях, - ответила Кристель. - Запрашивай посадку.
- Завидуешь, что у меня их четверо, а у тебя один, и тот дедуля? - отшутилась Беркли и взяла рацию. - Экипаж №... просит разрешения на посадку, прием... Повторяю... Прием! Да что такое, твою мать?!
Она растерянно посмотрела на Кристель:
- Молния, у нас проблема: связи нет!
Кристель пощелкала тумблерами, нажала на рычажки, попыталась активировать свою рацию... Без толку.
- Черт! - выругалась она. - Самолет ведь проверяли перед вылетом, все было в порядке!
- Мы не можем даже сообщить о неполадке, - Марджи завозилась с приборной панелью, пытаясь устранить неисправность.
Кристель посмотрела на счетчик топлива. Если Марджи за десять минут не наладит связь, придется садиться без оповещения. Плохо. Даже если они не столкнутся с другим самолетом или не размажут, например, уборочную машину, все равно крупные неприятности им обеспечены. "Так облажаться на авиашоу! Ну что за черт?".
Судя по ругательствам Марджи, радиостанция работать не собиралась. Кристель еще раз посмотрела на счетчик и решительно повела самолет на посадку.
- Стой! - Марджи едва успела занять свое место. - Я уже почти починила! Дай мне еще пять минут!
- Через пять минут нам понадобятся закрытые гробы, - отрезала Кристель. - предпочитаю получить нагоняй.
- В радиостанции был кофе, - Марджи спешно надевала шлем, - не понимаю, откуда он взялся...
- Надо лучше термос закрывать, подруга! - оборвала ее Кристель. Довольно жестко оборвала, чего раньше не случалось, - и давай помогай! Я сажаю самолет.
Марджи ошеломленно посмотрела на нее. И потянулась к приборной панели второго пилота.
*
Когда самолет пошел на посадку, Эрик негромко сказал Веселову:
- Всего один шарик из легкоплавкого воска, наполненный кофе... От тепла воск растаял, и эспрессо залил контакты. Простенько, но со вкусом. Брайан - знаток своего дела.
- И за это он получил по харе? - кивнул полковник в сторону людей Эрика.
- А это у Телмара, видно, совесть заговорила. Как же, лучшему другу такую свинью подложил...
- А он не...
- Не беспокойся. Порядок я наведу. А приз, который их ждет в конце, успокоит любую совесть, - улыбнулся Эрик.
На аэродроме царило замешательство. Никто не знал, как реагировать на такое поведение Орлиц.
*
Тележка "Баскин Роббинс" выкатилась на взлетно-посадочную полосу именно в ту минуту, когда шасси самолета коснулись асфальта. Следом за ней выбежал расстроенный мороженщик.
- Черт! Она сорвалась! - заорал он - и тут только заметил несущуюся прямо на него многотонную махину.
Над аэродромом взвился вопль ужаса. Люди вскакивали; кто-то хватался за сердце, кто-то падал в обморок, кто-то бранился.
- Чакки классно придумал с тележкой! - хмыкнул Брайан.
- Пошел ты! - окрысился Телмар.
*
Самолету удалось избежать лобового столкновения с тележкой, но он слегка зацепил ее креплением шасси и опрокинул набок. По асфальту разлетелись десятки рожков и брикетиков в яркой фольге.
Колесо шасси заскользило на раздавленном мороженом. Самолет вильнул, съехал с полосы. Инерция пронесла его ярдов пятьдесят по земле, и он врезался носом в ограду. Лязг, грохот и скрежет потонули в воплях с трибун. Потом все стихло.
Только шлем спас Марджи от серьезных травм; она сильно ударилась о приборную панель. Девушка болезненно морщилась при каждом вдохе; перед глазами все плыло: она ушибла голову и грудную клетку.
- Надеюсь, это не ты поставила плохо закрытый термос? - Кристель чуть не плакала, потирая вывихнутое плечо. - Вот черт! Надо же было так обделаться именно сегодня!
- "Именно сегодня"! - передразнила Марджи. - Тебя только это и волнует?
- Отвяжись, - Кристель стащила шлем и гневно отшвырнула его и ударила кулаком по штурвалу. - Вот дрянь!
- Охлади мотор! - Марджи тоже сняла шлем и осторожно дотронулась до ноющего лба. - Блин, как такое могло случиться?
- Эй, есть кто живой? - к самолету уже спешили другие летчики. - Девчонки, с вами все о-кей?
- Сказала бы я вам, да ругаться не хочу, - пробурчала Марджи.
*
Узнав, что с самолетом работает следственная группа, а пилотов отправили на обследование в госпиталь, Куолен с помощниками и Веселов тихо удалились, стараясь не попасться на глаза сбежавшимся со всего города журналистам.
- Я и не знал, что ты на такое способен, - покачал головой Павел по дороге с аэродрома. - А если бы они не успели обогнуть тележку?
Эрик равнодушно пожал плечами; это его не заботило.
- И что теперь? - спросил Веселов.
- Дальше я стану утешителем в беде, и Кристель будет неловко отказать мне, когда я попрошу о помощи. А Марджи не бросит подругу в трудной ситуации. Женщина-рыцарь.
- Только женщины у вас и бывают рыцарями, - Павел прикурил, открыв окно машины.
- А мы заколачиваем деньги, - Эрик открыл мини-бар. - Выпьешь? За успех?
- С удовольствием. Только не твой любимый "баккарди", а немного "Белой лошади". Настоящий виски не сравнить с тем пойлом, которое у нас выдают за импортный напиток.
*
В медпункте у Кристель констатировали вывих плеча и растяжение икроножных связок. У Марджи - сотрясение мозга средней тяжести и трещины на трех ребрах, одну даже сначала приняли за перелом.
После процедур девушкам сделали обезболивающий, противостолбнячный и успокаивающий уколы, и, не смотря на их заверения, что все в порядке, оставили в больнице. Следователь хотел сразу побеседовать с ними, но командир воинской части убедил его подождать до утра. А следователю было, о чем расспрашивать пилотов, когда он нашел под сиденьем термос из-под кофе. Да и полковник Мейерс хмурился, потирая лоб и думая: то ли это какая-то чертовщина, то ли Афганистан, Ирак и Гудермес перепахали Орлиц сильнее, чем казалось. Но до сих пор никаких диких выходок за ними не водилось. Даже неугомонная Беркли дальше пререканий и крепких высказываний не заходила. А уж Пинкстон всегда была образцом дисциплины...
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Авг 16, 2015 8:31 am

*
Несмотря на обезболивающий и успокоительный уколы, Марджи не могла заснуть в больничной палате. То, что случилось на шоу, казалось ей кошмарным сном. И она не понимала, как это могло произойти.
Болела голова, слегка поташнивало, плотная повязка под рубашкой давила грудную клетку, но хуже всего было на душе. Марджи не могла понять, как в механизме оказался кофе. Но, похоже, на базе думают, что один из пилотов поставил термос на приборную доску и он опрокинулся. И косо смотрят на нее. Даже Кристель, когда Марджи попыталась перед сном в палате поговорить с ней. Подруга буркнула, что хочет спать, и отвернулась к стене. Это было для Марджи, как лимонный сок на ссадину. "Она знает меня столько лет, и тоже не доверяет?! Думает, что я идиотка, испортившая самолет?".
Марджи выбралась из постели, набросила халат, сунула ноги в тапочки и нащупала в кармане пачку сигарет и зажигалку. Вообще-то врач настоятельно не советовал курить после уколов, но девушка чувствовала, что ей необходима сигарета. "Или обо мне думают, что я нарочно вывела из строя радиосвязь? Как на нас смотрели, когда мы шли в палату! Как сквозь строй прогнали!", - тихонько, чтобы не разбудить Кристель, Марджи вышла в выкрашенный казенной серой краской и залитый светом галогеновых ламп коридор.
В курилке стояли двое младших офицеров. При виде Марджи они резко оборвали беседу и напряженно молчали, пока она прикуривала.
От сигареты к горлу подступил мучительный спазм, в виски снова ударила боль. Испугавшись, что не успеет сдержаться, девушка бросила сигарету в пепельницу и выскочила вон.
Когда тошнота утихла, Марджи долго плескала в лицо водой и полоскала рот над раковиной.
Хлопнула дверь, и в умывальню вошли две сменившиеся с дежурства охранницы, Лилия и Джеми. Умывальная была разделена пластиковой перегородкой, и девушки с порога не видели Марджи. Они говорили все о том же шоу.
- Пришлось вызывать еще один тягач потому, что самолет увяз по самое брюхо, - на ходу договаривала Лилия, могучая блондинка с прокуренным голосом, - думали, что или тягач порвет, или самолет развалится. Они его в самое месиво загнали.
Зажурчала вода.
- Забор завалили, машины расплющили, - подхватила такая же необъятная мулатка Джеми. - Еще хорошо, что никого не угробили. А мороженщик! Вот не повезло парню!
- А что с ним? Выглядел он плоховато.
- Увезли по "Скорой", сердечный приступ. Слабоваты стали мужики!
- А они уже давно никуда не годятся, - заржала Лилия. - Нет, ну я такого даже от Беркли не ожидала. У нее что, крыша поехала?
- Мнит себя пупом земли, - сообщила Джеми, умываясь, - думает, ей все с рук сойдет, вся на понтах, командиров в грош не ставит. Тоже мне, Деми Мур!
- На Деми Мур она похожа так же, как Стэн - на Эрролла Флинна! - хихикнула Лилия.
Тут обе девицы так и зашлись хохотом. И Джеми жестко сказала:
- А может, она нарочно это устроила. С этой чокнутой станется.
- Да ты что? Она же самолеты языком мыть готова, - усомниласьее подруга, - они ей заменяют мужиков.
- Может, ей показалось, что это будет очень забавной шуткой, сорвать полеты, - припечатала Джеми. - Бедная Пинкстон, для нее эта авария была как нож в спину. На ней лица не было. Если Беркли нарочно испортила самолет, то с такими друзьями и врагов не надо!
Марджи стояла, держась за край раковины и чувствуя, как в ней нарастают обида и гнев. Выйти бы и врезать этим идиоткам, чтобы прикусили языки! Но тогда вовек не отделаешься от репутации агрессивной психопатки. И еще, болела и кружилась голова, ноги дрожали от слабости, а ребра разболелись от сильного сердцебиения. "Вот как обо мне думают! Разве я заслужила? Это же все неправда! Ладно, фиг с ними... Пусть болтают что угодно. Лишь бы не уволили"...
То, что на них могут завести уголовное дело, Марджи пока не приходило в голову.
При ее виде Лилия выпустила из рук кусок мыла, и он ускакал в одну из кабинок ("Башкой бы тебя туда!" - пожелала ей Марджи), а Джеми глупо захлопала глазами поверх полотенца. Они ругали себя за то, что так разговорились, не убедившись, что одни в помещении и не зная, что может сделать с ними Стрела.
Марджи обернулась с порога, чтобы сказать: "Вы неправы! Я этого не делала!", но слова застряли в горле. Смерив девушек тяжелым взглядом, она вышла.
- Вот попали, - Лилия, кряхтя, пыталась подсунуть руку под дверцу кабинки и достать мыло. Стоя на четвереньках, она выставила на обозрение огромный зад, обтянутый камуфляжными штанами, - так смотрит, будто размазать хочет. Как бы не насолила. Она теперь, как бешеная.
- Ага, - Джеми вытерла лоб полотенцем. - Надо же было, чтобы она все услышала! Теперь жди больших неприятностей, если ей все с рук сойдет!
*
В палате Марджи хотела так же тихо пройти на свое место, но все завертелось с бешеной скоростью перед глазами, а линолеум стремительно метнулся навстречу и пребольно поддал по скуле...
Очнулась она от похлопывания по щекам и прикосновения мокрой ткани ко лбу.
Кристель перевела дыхание, увидев, что Марджи открыла глаза.
- Сможешь встать? - спросила она. - Давай я помогу тебе дойти до постели и позову дежурного врача?
- Не надо, - Марджи села и ощутила во рту соленый привкус; так и есть, ушибла нос. - Я сама доберусь.
- Зачем ты вставала? - Кристель здоровой рукой поддерживала ее под локоть. - Ходила курить? Врач же сказал, что после уколов лучше воздержаться...
Она помогла подруге снять халат и лечь. Марджи прижала к носу чистый платок и запрокинула голову, унимая кровотечение.
- Крис, я не знаю, как это случилось, - невнятно сказала она, - ощутив свежий синяк на бедре и большую ссадину на локте, - но я бы никогда не оставила плохо закрытый термос...
- Я знаю, - Кристель села на стул возле ее кровати. Больничная рубашка была велика девушке; руки и шея в проймах казались еще тоньше. - Ты всегда очень аккуратна и ничего не разбрасываешь как попало... Но давай подумаем об этом утром, а сейчас попытайся уснуть, тебе нужен отдых.
- Но ты мне веришь? - Марджи бросила окровавленный платок в урну. - А то сейчас я слышала разговоры, будто я нарочно все подстроила...
- Нет, я так не думаю, - Кристель заставила подругу лечь и поправила на ней одеяло. - Извини, что я вечером огрызнулась, была в раздрае.
- Я разберусь, кто мог это устроить, - мрачно сказала Марджи, - и пусть этот козел бежит к мексиканской границе сломя голову!
- Согласна с тобой. Спи. Утром к нам должен прийти штабной следователь, нужно быть в форме, - Кристель устало прикрыла глаза. - Так ты уверена, что не нужно звать врача?
- Подумаешь, в первый раз, что ли, носом стукнулась, - Марджи перевела дыхание; хорошо, что Кристель не считает ее сумасшедшей хулиганкой. От этого даже головная боль отступила, и девушка чувствовала, что сможет заснуть этой ночью.
Когда она закрыла глаза, в памяти всплыло увиденное перед взлетом: Телмар на трибунах чуть не подрался с Брайаном; если бы не вмешался охранник... А приятель Кристель почему-то смылся в сутолоке, даже не подойдя, чтобы узнать, что с его знакомой. Что-то не нравилось Марджи во всем этом, но ее так разморило, что не было сил ни о чем думать...
Вскоре обе крепко спали.
*
- Капитан Пинкстон, капитан Беркли, рад видеть вас в добром здравии. Я хотел бы задать вам несколько вопросов по поводу инцидента на шоу...
Штабной следователь Ройстон, благообразный мужчина, похожий на лорда из английских фильмов, пришел к девушкам после завтрака. Также явились командир базы полковник Мейерс с двумя штабными офицерами и охранники.
Полковник, коренастый крепыш с пышными седыми усами на красном лице, был мрачен. Ему не нравилось то, что случилось накануне на его базе, где отродясь подобного не бывало. И кто оказался замешан - Пинкстон и Беркли, гордость ВВС, Виргинские Орлицы. Пинкстон, такая дисциплинированная. Беркли, про которую говорили: "Побольше бы таких в армии - и армия будет № 1 в мире!". Конечно, на место происшествия тут же слетелись вездесущие журналисты, стетевшиеся на сенсацию, как мухи на мед. Уже пошли, стали множиться подробности вчерашнего - и про аварию, и про раздавленные машины... В одной из них оказался чей-то мопс, который не смог выбраться из запертого салона... Волна пошла по нарастающей и это злило и угнетало старого вояку. "Надеюсь, это недоразумение, которое быстро разрешат. Не верю, чтобы одна из Орлиц оказалась растяпой или саботажницей!".
Кристель кивнула. Марджи загасила сигарету. Девушки чувствовали себя уже лучше, были аккуратно причесаны, на их больничных халатах - ни складочки, в палате- идеальный порядок.
*
Накануне отъезда Веселов позвонил Куолену.
- Ну и кашу ты заварил. Бедные девушки!
- Если берешься за дело, делай его или хорошо, или никак; первое - предпочтительнее, - озвучил свое жизненное кредо Эрик.
- Что будешь делать дальше? Проявлять сочувствие?
- Верно, Пауль. А может, даже приду на помощь, - Эрик как раз дочитывал статью в сомнительной газетенке, где автор с пафосом призывал читателей выразить протест, если армейское командование решит прикрыть своих офицеров и спустит дело на тормозах. "Если они так понимают заботу о чести мундира, то у нас на этот счет иное мнение!" - заключил автор публикации.
Закончив разговор с Паулем, Куолен налил себе порцию баккарди со льдом. Все идет по плану. Он даже не ожидал, что с аварией на аэродроме получится так удачно. Плохо только, что у ребят начались разлад и разброд. Надо навести порядок перед новым этапом работы.
*
Увидев на экране сотового телефона номер Эрика, Кристель тихонько прикрыла за собой дверь кухни. Она еще немного прихрамывала, побаливало плечо, но девушка чувствовала себя почти здоровой. После выписки из больницы их отстранили от полетов на время следствия, и вынужденные вакации тянулись уже три дня...
*
Марджи полулежала в постели, отложив книгу и прикрыв глаза. Вообще-то врач не советовал ей читать или смотреть телевизор хотя бы в течение недели после выписки, но просто лежать в постели оказалось томительно. Марджи попыталась отвлечься любимыми "Иллюзиями" Ричарда Баха, но вернувшаяся головная боль и тяжелые мысли портили впечатление от книги...
*
- Пройдем ко мне, - шепотом сказала Кристель, открыв дверь Куолену, - Марджи у себя; наверное, спит, не будем беспокоить ее.
- Хорошо. Как вы себя чувствуете? - так же тихо спросил мужчина.
- Уже лучше, скоро все будет в порядке. Правда, Марджи еще лежит, врач велел ей отдыхать после сотрясения мозга...
- О-кей. Пусть спит, ей сейчас это полезно. А ты уже хорошо выглядишь.
Эрик впервые увидел комнату Кристель, отделанную в бежево-кремовых тонах, аккуратную, со строгим армейским порядком, будто это была казарма перед генеральским смотром, а не спальня молодой женщины.
*
Марджи повернулась на бок, одна из подушек упала на пол, и это разбудило девушку. Услышав из коридора тихие голоса Кристель и Эрика, она почему-то неприязненно поморщилась. "Ишь, пришел сочувствовать!". Марджи не могла понять, почему приятель подруги вызывает в ней такую настороженную антипатию. Да и сил не было. "Надо же было так удариться! Хорошо хоть в шлеме была!".
*
Кристель уже почти не прихрамывала и, несмотря на зафиксированное плечо, неплохо владела обеими руками и выглядела действительно почти здоровой.
Сегодня она была в футболке в красно-белую полоску и синих джинсах. Сейчас она была похожа на старшеклассницу, а не на капитана ВВС.
- Хочешь кофе? - предложила Кристель и включила электрический чайник на столике в углу.
*
- Следователь выслушал наши показания, - заключила она через полчаса, выбив из пачки уже третью сигарету; после выписки Кристель стала еще больше курить, - заверил, что обязательно во всем разберется, просил не волноваться и быть на связи, если возникнут дополнительные вопросы по делу...
Куолен кивнул массивной головой. Слушая девушку, он практически не притронулся к своему кофе, и напиток почти остыл.
- И полковник Мейерс, хоть мы и предоставили ему рапорт о случившемся, как будто не поверил нам и в чем-то нас подозревает, - продолжала Кристель.
- Глупости, - ответил Куолен, - это был несчастный случай, думаю, скоро все благополучно разрешится.
- На базе пошли разговоры о том, что Марджи специально вылила кофе на механизм, чтобы сорвать шоу... Гадкие сплетни.
- Еще большая глупость, - хмыкнул Эрик, - все знают, как вы любите свою работу, и что вам в голову не пришло бы такое устраивать.
- Да, но внешне все выглядит хреново, - Кристель открыла форточку, - о том, как Мэй любит кофе, на базе уже слагают анекдоты. И когда узнали, что на радиостанцию пролился именно кофе, начали косо смотреть на нее. Да, Марджи любит рисковые забавы, но я точно знаю - портить матчасть ради адреналина она никогда не стала бы! Я верю Марджи. Но, похоже, я в меньшинстве...
Куолен уже придумал следующий ход. Он не ошибся; Кристель умна и наблюдательна. На этом он и сыграет.
- У твоей подруги есть враги на службе? - спросил он. - Люди, с которыми она конфликтовала или которые хотят "подсидеть" ее? - спросил он. - Видишь ли, Кристель, база ВВС - это не дансинг, посторонних в ангарах быть не могло. Так что выходит, что эту шутку мог подстроить вам только кто-то из своих.
Кристель задумчиво посмотрела на него, склонив голову набок. Куолен понял, что рыбка заглотнула наживку. Подозревая сослуживцев и выясняя, кто мог им навредить, девчонки еще больше испортят себе репутацию. Они прослывут особами, которые не хотят признавать свою вину и сочиняют дикую историю в оправдание. И потеряют время, чем он и воспользуется.
- Я могу вам чем-нибудь помочь? - спросил он. - У меня есть знакомые адвокаты и частные детективы, так что...
- Спасибо, - улыбнулась Кристель, - но пока мы попробуем выбраться из этой ситуации своими силами. Марджи уверена, что мы это сумеем. Она очень независимая натура. Знаешь, ее мать говорит, что первое слово Мэй в детстве было "сама". Это ее принцип - свои проблемы решать самостоятельно. И если Мардж упрется, ее тягачом не сдвинуть...
- Тем, которым тащили ваш самолет?
- Еще более мощным. Иногда она упряма даже в ущерб себе, это многим не нравится, вот и рождаются глупые сплетни. Некоторых раздражает ее характер. Марджи очень расстроилась, когда узнала, какие гадости о ней выдумывают...
- Да, сэр, мы готовы ответить на ваши вопросы, - сказала Кристель.
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Авг 23, 2015 7:48 am

- Те, кто отличается от большинства, часто наталкиваются на непонимание окружающих, - понимающе кивнул Эрик, продолжая держать Кристель за руку и массировать ей ладонь большим пальцем. – Так, белую ворону травит родная стая. Сплетни, гадкие выдумки, подозрения… Тебе это тоже знакомо?
- Да, - Кристель так глубоко ушла в свои переживания, что не ощущала, как Эрик поглаживает ее руку, - но не так. У Марджи еще более независимый характер, она умеет кому угодно ответить так, что чувствуешь себя идиотом или сволочью и не находишь слов, а это любят еще меньше. И сейчас многие на службе легко поверили в то, что Марджи специально испортила самолет. Поверили в то, что им удобнее! – зло заключила девушка, высвободив руку. – Ладно. Извини, что перекладываю на тебя наши проблемы.
- Это серьезно, и я тебя понимаю. Если я могу чем-то помочь, обращайся.
*
Кристель ехала в аэропорт, чтобы встретить родителей. Узнав о случившемся на шоу, Генри и Натали тут же вылетели из Вашингтона к дочери.
Марджи осталась одна. Пару часов после завтрака она пыталась подремать в затемненной комнате, потом поняла, что от безделья уже устала. Девушка поднялась и решила приготовить пиццу с ананасами и курицей к приезду родителей Кристель, но уронила баночку со специями, порезала палец, собирая осколки, и поняла: сегодня не ее день. Прибравшись на кухне, девушка снова прилегла. «Все-таки я еще не совсем здорова, если все из рук валится. И как уже зат…ла головная боль!»
Накануне Марджи разговаривала по телефону с мамой. Миссис Беркли навещала дочь после выписки из больницы каждый день, а сегодня не смогла приехать из-за резко поднявшегося давления. Став матерью в 45 лет, Мэри Беркли считала дочерей своим главным чудом и очень переживала сейчас за Мэй.
*
Когда Телмар привычно кивнул знакомому бармену в любимом бильярд-баре, тот остановил его:
- Тел, там возле галеона сидит твоя знакомая. Может просто пришла отдохнуть, а может, тебя ждет.
- Кто именно? – благодушно спросил Телмар. Только что он выиграл на бегах кругленькую сумму и был в отменном настроении. – Может, мне наоборот лучше смыться по-тихому?
- Эта военная.
Забыв о дурашливости, Телмар прошел в глубь зала. Возле аквариума, имитирующего морское дно, действительно сидела Марджи и хмуро смотрела на макет затонувшего пиратского корабля и рассыпанные на дне аквариума дублоны. Девушка была в оливковых штанах в обтяжку и клетчатой рубашке, завязанной узлом на животе поверх черной майки. Она курила и помешивала ложечкой кофе. По ее лицу парень понял, что у Мэй настроение ушло в минус.
- Мне предложили написать рапорт по собственному желанию, - сказала она, когда Телмар сел напротив и заказал себе и ей по двойному виски со льдом. Марджи пила редко, и только по вечерам, но сейчас, думал Телмар, старый добрый «Уокер» ей не повредит.
За прошедшие две недели после аварии Марджи осунулась, побледнела и меньше была похожа на женщину-крепыша, которой ее знали. По-прежнему полна решимости, с упрямой линией губ и сверкающими синими глазами. Но брови мрачно сдвинуты и плечи поникли.
- Они что, охренели? – возмутился Телмар. – С чего вдруг?
- Иначе угрожают завести уголовное дело за порчу самолета и срыв мероприятия, - зло фыркнула Марджи, ткнув окурок в пепельницу. – Сегодня врач наконец-то разрешил мне выйти на работу; только я пришла, меня вызывают к полковнику. Там уже этот козел Ройстон. Говорит, что провел расследование, и все указывает на мою виновность. Предложил мне в рапорте покаяться в случайной небрежности, и тогда я отделаюсь только увольнением.
Некоторое время парень и девушка молчали.
- И что ты? – спросил Телмар.
- Послала его на хрен! – вскинула голову Марджи. – Я не оставляла открытый термос и не обливала радиостанцию умышленно! Я буду доказывать это через любой суд, если понадобится, и не стану признаваться в том, чего не совершала!
Телмар чуть не выругался вслух. Этого Куолен не предусмотрел. Если Мэй пойдет вразнос, это может осложнить дело. По замыслу шефа, девчонка должна была растеряться от несправедливого обвинения и стать легкой добычей, но она не скисла, а рванулась в бой.
- Судиться с командованием – не лучшая идея, -- сказал он. – Только неприятности наживешь…
Марджи сидела, обхватив ладонями стакан и глядя в сторону. После виски со льдом она не расслабилась, а только еще больше помрачнела.
- Силы неравны, - увещевал ее Телмар, - ты не выиграешь процесс…
- Я все равно буду доказывать свою невиновность, - упрямо повторила девушка, - и требовать привлечь Ройстона за клевету!
Телмар только безнадежно покачал головой; он хорошо знал, как может быть упряма Мэй.
- Домой идти не хочется, - Марджи закурила. – Чувствую себя так, будто дерьма наелась. Ройстон, идиот! Следователь фигов! И Мейерс тоже, мать его! Он так на меня смотрел, как будто я слабоумная! Я столько лет у него на службе, и он поверил в такую хрень! Он что, забыл, как мы с Молнией в прошлом году склад разминировали под огнем? Ребята туда лезть побоялись, потому что одна дурная пуля – и все взлетит к чертям собачьим. Мы пока работали, десятки раз рисковали, думали, может, сейчас нам и трендец придет! Но не ушли, пока все мины не сняли. Мейерс нам за это лично награды вручал. А теперь думает, что я сумасшедшая хулиганка?
Историю о разминировании склада боеприпасов на базе под Гудермесом Телмар знал от знакомого, служившего тогда в одном подразделении с Орлицами и подумал: тогда экстремалка Мардж превзошла саму себя. Он мог себе представить две девичьи фигурки в камуфлированных костюмах и шлемах, склоненные над минами у стены склада. Небо освещается огненными сполохами, воздух разрывают рев взрывов и противный свист пуль, и во дворе лагеря – только эти две девушки, которые не ждут обреченно в убежище той самой пули, надеясь прожить лишнюю минуту, а борются за то, чтобы завтрашний день наступил и для них, и для их товарищей – и успевают обезвредить мины. Когда та самая пуля попадает в детонатор, последняя мина уже нейтрализована и вместо сметающего все вокруг взрыва детонатор только разлетается в крошево.
Не сразу нашлись смельчаки, выглянувшие из убежища. Они просто не могли поверить, что все позади. А когда выглянули, то увидели еще более удивительную картину. Девушки нашли возле склада «мертвую зону», куда не долетали пули и как ни в чем не бывало курили и потягивали воду из бутылочек. «Блин, прикинь! – говорил Телмару Рик, - здоровые мужики в полном ауте, шутка ли, чуть не взлетели! А они спокойно стоят и воду пьют!».
- Забей, Марджи, - сказал он, - об этом никто не забыл, особенно те, кого вы спасли, - он забрал у девушки окурок, который жег ей пальцы. – Слушай, пойдем лучше ко мне? Тебе надо успокоиться, а то ты сама не своя.
Марджи не усмотрела в этом приглашении ничего крамольного; она и раньше часто оставалась у Телмара, но ничего, кроме совместного ужина, ни разу не было. Брюнет открывал ей гостевую комнату в своей холостяцкой «берлоге», если девушка собиралась рано утром выехать с ним на мотоциклах или допоздна задерживалась в книжной лавке или магазине запчастей.
*
Выйдя из ванной, Телмар сконфузился и едва успел подхватить сползающее с бедер полотенце. Марджи стояла в гостиной, наливая себе воду в стакан. Его пижамная куртка смотрелась на девушке, как халатик, довольно высоко открывая стройные крепкие ноги. «Девчонка что надо, - подумал Телмар, задержав взгляд на стройных щиколотках и округлых коленках Марджи, - и фигурка у нее отменная! И почему я для нее только друг?».
- Тел, а ты знаком с парнем Молнии? – спросила Марджи, осушив стакан. – Я вас видела перед началом шоу, вы о чем-то беседовали.
- А, тот седой франт? – извернулся Телмар, гадая, что ответит ей в следующий раз. – Он просто спросил меня, как пройти на трибуну С. Это и есть парень твоей подруги? Солидно смотрится.
- Да, солидно, - кивнула Марджи.
- Мэй, - предпринял еще одну попытку Телмар, - может, все же напишешь рапорт… - и осекся под ледяным взглядом Марджи.
- Я чеснока не ела, от меня не воняет! – отрезала девушка. – Спокойной ночи.
Погасив свет, она долго лежала с открытыми глазами. Ее злили настойчивые требования друзей и сослуживцев по-хорошему написать рапорт. А теперь и Телмар туда же. И еще, если Ливингстон спрашивал у него о проходе на трибуну С, то какого черта делал на трибуне А?
Поворочавшись еще несколько минут, уставшая девушка все-таки уснула.
*
На этот раз Кристель была одна дома.
Утром она пережила не лучшие моменты на службе. В ответ на предложение Мейерса и Ройстона она почти обматерила командира и следователя и хлопнула дверью. Кристель с трудом доработала до конца смены и вернулась домой выбитая из колеи. Она про себя ругала подругу, у которой вечно адреналин бьет не из того места и пересиливает здравый смысл. Если бы Марджи не наговорила лишнего командиру, Кристель могла бы попытаться уладить дело миром, добиться замены увольнения на отстранение капитана Беркли от полетов на время следствия… А теперь приказ об увольнении уже был подписан, и в нем стояли две формулировки: «преступная халатность или предумышленная порча матчасти» и «слишком тяжелый характер для полетов, эмоциональная неуравновешенность» и ремарка: «рекомендуется пройти психиатрическую экспертизу». Кристель пыталась поговорить с полковником, но тот, распаленный стычкой с Марджи, резко оборвал девушку:
- Капитан Пинкстон, у нас армия, а не диско-бар, и, если каждый будет вести себя как вздумается, то и гарнизон взорвут, чего доброго. Если капитан Беркли виновна только в небрежности, ей надо было признать свою вину, а не рассказывать сказки. Если же она сделала это умышленно, ей тем более не место в ВВС. Кто знает, что еще ей на ум взбредет!
- Но, сэр… - покраснела от возмущения Кристель. Ладно бы только болваны – нижние чины верили в этот абсурд, но полковник всегда казался ей умным человеком…
- А ее сегодняшнее поведение только укрепило меня в принятом решении, - продолжал Мейерс. – Если она так разговаривает со старшими по званию, значит, совершенно не владеет собой. При всем уважении к боевым заслугам капитана Беркли, я не могу закрыть глаза на такое нарушение субординации. Я отвечаю за порядок в воинском подразделении. Приказ уже подписан. А если у вас есть возражения, капитан Пинкстон, можете написать заявление «по собственному желанию». Вы, кажется, тоже считаете себя звездой, которой все дозволено? Так вот, черт возьми, вы – офицер, и армейская дисциплина вас точно так же касается, как всех остальных. Или вы прекращаете пререкания, или сейчас же пишете заявление!
Подавив негодование, Кристель поднялась со стула, по-военному щелкнув каблуками.
- Так точно, сэр! – отчеканила она.
- Что «так точно»? – спросил багровый от гнева Мейерс.
«Чтоб тебя кондрашка хватила!» - посулила ему мысленно девушка. Жаль, что нельзя сказать ему это вслух. Но тогда он и ее уволит, а ей еще нужно выяснить, кто из сослуживцев мог сыграть такую гадкую шуточку. А если ее уволят вслед за Марджи, то подонок так и останется безнаказанным. Во избежание этого сейчас придется проглотить обиду. «Черт! В Ираке мы 20 миль тянули подбитый самолет, чтобы не упасть в центре города и потом едва успели катапультироваться, когда уже горела кабина! А для Мейерса сейчас все это – дерьмо собачье по сравнению с кофе на радиостанции! Паркетный офицер, бюрократ чертов!» - в пылу обиды Кристель была несправедлива в суждениях. Она знала, что полковник начинал службу в самой горячей точке Вьетнама и потом участвовал во всех боевых кампаниях армии США, пока в конце 80-х тяжелое ранение под Джелалабадом не заставило его перейти на штабную работу. Но уязвленное самолюбие вопило, приглушая голос разума.
Мейерс понимал состояние Кристель, которой сейчас приходится делать трудный выбор между дружбой и субординацией; она обижена за подругу и злится на него из-за упреков в «звездной болезни». Но это должно отрезвить ее…
- Извините за пререкания, сэр, - ледяным голосом ответила Кристель. – Возражений нет. Я могу быть свободна?
Мейерс кивнул. Ему не нравилось выражение побледневшего лица девушки и потемневшие зеленые глаза. Это предвещало бурю.
- Уведомляю вас о том, что сегодня же подам рапорт в Пентагон и потребую доследования, - стоя навытяжку, отрапортовала Кристель, - а также доложу о недобросовестной работе подполковника Ройстона и недоверии к нему. Занесите в приказ, что я считаю увольнение капитана Беркли неправомерным и подчиняюсь под давлением. Честь имею! – Кристель откозыряла.
- Как вам угодно, - ответил полковник, у которого на душе скребли кошки. Этими девушками он гордился, ставил их в пример молодым офицерам, относился к ним по-отечески, гордился ими, как отец – способными дочерями, а события последних двух недель стоили ему новых седых волос. Решение уволить Беркли далось ему тяжело. Сейчас он уважал Кристель за силу характера – и хотел отправить ее на «губу» за выбрыки. Дурной пример заразителен. Сначала Беркли обкладывает Ройстона в три этажа в его кабинете, а теперь и Пинкстон туда же! Бес вселился, что ли, в обеих?!
Выбежав из штаба, Кристель выкурила подряд три сигареты, чтобы унять кипевшее в ней негодование. В курилке двое молодых лейтенантов обсуждали увольнение Марджи. Услышав пару фривольных шуток о подруге, Кристель не выдержала.
- Еще раз такое услышу, получите наряд вне очереди! – рявкнула она. – Пойдете сортиры мыть, вашу мать!!!
Она растерла окурок подошвой и, резко развернувшись, ушла.
Сев за свой стол, Кристель тут же составила письмо в Пентагон и отправила его. До конца смены никто не рискнул приблизиться к капитану Пинкстон; слух о том, что она в бешенстве, разошелся быстро.
Из дома Кристель попыталась созвониться с Марджи по сотовому. «Придет – задам ей перцу! Кто ее за язык тянул?!».
- Я в бильярдной, - буркнула в ответ подруга, - с Телмаром.
Не успела Кристель убрать телефон, как в дверь позвонил Эрик.
- Кажется, мне понадобится твоя помощь, - вздохнула Кристель, принеся в гостиную кофе, - ты говорил, что у тебя есть знакомые юристы и частные детективы. А то у нашего штабного следователя, похоже, мозги в задницу съехали! Идиот, мать его!
- Конечно, помогу чем скажешь, - заверил Куолен. – Я поговорю с друзьями. Уверен, что кто-нибудь из них возьмется за это дело и разберется, что у вас творится.
- Спасибо, - Кристель села, потирая висок. – Меня это уже бесит и хочется посмотреть на ту сволочь, которая так подставила Марджи!
«А ты и так на него смотришь», - подумал Эрик. Интонации девчонки ему понравились: Кристель на взводе, растеряна, но доверяет ему и ждет помощи. А для закрепления эффекта нужно закончить то, чему в прошлый раз помешала Марджи…
- Я тебе верю, я на вашей стороне, - прошептал он, успокаивающе приобняв девушку и все настойчивее поглаживая ее плечи и спину, обтянутые тонкой водолазкой. Довольно скоро Кристель расслабилась и потянулась к нему навстречу. «Иногда даже Железной Орлице нужно крепкое плечо, чтобы склонить голову. А я тут как тут!» - Эрик ласкал девушку все настойчивее, стягивая с нее водолазку и лифчик… Все случилось прямо на диване в гостиной.
Когда Кристель ахнула и рванулась от боли, Куолен изумленно посмотрел на нее. «Ладно ее мужиковатая подруга. Но чтобы такая миловидная девушка в 30 с лишним лет оказалась девственницей?!.»
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Авг 30, 2015 8:03 am

- Прости, я причинил тебе боль? – прошептал он на ухо Кристель. – Я не знал.
Вместо ответа она крепче прижалась к его массивному телу с грубоватыми белыми отметинами шрамов. Эрика снова охватило возбуждение, и он снова заключил девушку в объятия.
Потом они занимались любовью под душем, потом – в комнате Кристель, и никак не могли оторваться друг от друга. Только на рассвете Кристель уснула, свернувшись клубочком и разрумянившись, отчего похорошела еще больше.
Эрик вышел на балкон, закурил и с наслаждением потянулся. «Давно я уже не был ни у кого первым. Девочка – чудо. При своем холодном рассудке она потрясающая женщина и способна по-настоящему вскружить голову. Но об этом потом. Дело прежде всего!».
*
Марджи проснулась оттого, что Телмар встряхнул ее за плечо. Девушка неловко повернулась, и подушка из-под головы упала на пол.
- Чтоб тебя, Тел! – Марджи села, покачав сонной головой. – А если бы я спросонья начала отбиваться? Хорош бы ты был с разбитым носом.
- Не мог тебя добудиться, - Телмар, тоже сонный, взъерошенный, в одних трусах мало походил на красавца, играючи соблазняющего всех девчонок. – Что, опять Ирак снится? Ты стонала во сне так, что я испугался, думал, что тебе все еще нездоровится.
- Что, на всю квартиру было слышно? – Марджи села и потянулась за сигаретами. – Блин! Да, снова снилось, как мы катапультируемся из падающего самолета. Кабина уже горела, и мы боялись, что катапульта не сработает. А потом чуть не утонули, выпутываясь на середине реки из снаряжения… А перед этим боялись, что мотор откажет над городом и самолет перепашет центр Кербелы…
Телмар не раз слышал эту историю, но не перебивал Марджи. Он понимал, что есть моменты, когда человеку нужно выговориться, и хорошо, если рядом есть слушатель.
- Мне уже давно это не снилось, а теперь опять вернулось, - девушка погасила окурок в пепельнице. – Извини, разбудила тебя.
- Да ладно. На то и друзья, чтобы помогать в трудные минуты, - Телмар взъерошил ее короткие волосы, потрепал Марджи по спине. – Наверное, это после аварии на шоу…
- Не напоминай, - напряглась Марджи, - уволили, представляешь? Да еще грязью облили, не поверили ни единому слову. Ну, ладно… Я буду доказывать свою невиновность и сделаю для этого все!
- Если что, можешь на меня рассчитывать.
- Спасибо, Тел!
- Может, попробуешь снова уснуть? День был паршивым, тебе нужен отдых. Думаю, второй раз за ночь кошмар не привяжется. А я посижу рядом, пока ты не заснешь.
- Попытаюсь, - Марджи свернулась под одеялом. Телмар проводил взглядом ее ноги, красивые, стройные. Девушка обняла подушку и закрыла глаза.
Марджи научилась засыпать и просыпаться очень быстро. Уже через пару минут ее дыхание стало ровным и глубоким. Телмар осторожно поправил одеяло у нее на плечах и бесшумно вышел.
Сон у него пропал. Открыв форточку на кухне, парень закурил. «Да, хреново себя чувствуешь, когда «кидаешь» друга. Пусть она не знает, но я-то знаю все. И дернуло меня тогда по пьяни трепаться…»
Отогнав угрызения совести – «Зато обе получат такой гонорар, что и внукам хватит!» - Телмар все-таки вернулся в спальню и погасил свет.
*
Запарковав машину в гараже, Марджи задержалась, чтобы покурить перед предстоящим объяснением с Кристель. Конечно же, подруга выйдет из себя, когда узнает о ее решении. Надо морально приготовиться.
… За завтраком Телмар еще раз попытался выяснить, не передумала ли она вступить в неравный бой с командованием.
- Нет, Телмар, - отрезала Марджи, аккуратно отделив вилкой кусочек «глазуньи», - выиграю я дело, или нет, я не знаю, но безропотно подставлять голову под помои не буду. И хватит об этом, о-кей?
Телмар хорошо знал, какой непреклонной иногда бывает Мэй. И сейчас он видел, что ее не переубедишь.
- Ладно, - он включил кофеварку, - твое дело. Хоть это и безумие. Тебе кофе крепкий?
- С лимоном, без сахара.
Телмар проводил ее до бара, где Марджи оставила накануне машину, и на прощание девушка обернулась:
- Если понадобится, выступишь моим свидетелем на суде?
- Конечно! Чем я еще могу тебе помочь?
- Ты мне уже помогаешь морально!
*
Увидев спустившегося в гараж Эрика, Марджи удивилась: восемь утра, вроде рановато для визитов… Или он пришел еще накануне?
Мужчина подошел к блестящему черному «Мазерати» - такому же солидному и лощеному, как и он сам. Даже издалека видно было, что джинсы и замшевый пиджак Ливингстона куплены в дорогом магазине. По гаражу разошелся шлейф превосходного мужского парфюма. «Парень, сколько же ты зарабатываешь на своих кофейнях? Я примерно знаю, сколько стоит «Мазерати» и какие цены у «Гуччи» и «Босса». Владельцу нескольких кафе, даже в самом Вашингтоне, такие роскошества не по карману!».
Еще Марджи отметила его четкую походку, выправку и скорость движений. Это выдавало военного, спецназовца. «Отошел от дел и занялся бизнесом?».
Кристель пила кофе в гостиной. Поджав ноги, обтянутые голубыми джинсами, она уютно устроилась в кресле. В квартире царил идеальный порядок, но в воздухе еще витали ароматы того самого парфюма и запах дыма незнакомых сигарет; в пепельнице обнаружились два окурка «Житана». Кристель курила только «Кул»; Марджи – «Вирджинию».
- Ну и как прошел вечер? – спросила Кристель, увидев подругу.
- Нормально, только Телмар потерял много времени, пытаясь меня отговаривать.
- От чего?
- Я подала встречный иск о незаконном увольнении и неправильном ведении следствия.
Кристель отставила чашку и приподнялась, выгнув брови.
- Ты ведь уже знаешь, что я получила сапогом под зад, - Марджи села напротив. – Мне велели убираться немедленно, а по правилам, после приказа об увольнении я имею право отработать еще две недели. А этот м…к Мейерс дал мне только полчаса на то, чтобы забрать свои вещи и сдать оружие и офицерское удостоверение…
- После того, что ты учинила в его кабинете, немудрено, - возразила Кристель, - ты обвинила его в субъективном мышлении, половом шовинизме и сказала, что умные люди оценивают человека не по тому, что у него в штанах, а по другим качествам. Это же надо было додуматься! Насчет двух недель ты права, и я вчера сказала об этом Мейерсу, и тоже получила гвоздей ниже спины. Но как было не взорваться в ответ на твой спич? Извини, но ты сама напросилась.
- Все равно я вернусь на работу, - вскинула голову Марджи, - и отстою свое доброе имя. А если Мейерс такой обидчивый, пусть сам катится на пенсию!
Кристель только вздохнула:
- Ты с ума сошла. Знаешь, почему я вчера оставила поле боя за ним? Полковник был так взбешен, что за пререкания уволил бы и меня. А это лишило бы меня возможности выяснить, кто подстроил нам поломку самолета. Эрик высказал версию, что это мог сделать кто-нибудь из сослуживцев.
Марджи сердито отвернулась. Почему-то упоминание имени Эрика испортило ей настроение, но она быстро нашла этому объяснение: «Я взвинчена после аварии и увольнения, и выхожу из себя на ровном месте!».
- Ну вот и выясняй, - сказала она, - а я буду бороться. У тебя все?
- Значит, ты не передумаешь? – Кристель поудобнее подбила диванную подушку под спину.
- Да.
- Все-таки ты полный шиз.
- Медкомиссия два месяца назад показала обратное.
- Да уж. Вчера весь штаб слышал доказательства твоей адекватности.
- Пусть Мейерс сам проверится. Орал на меня так, что чуть из штанов не выскочил, будто на ежа сел.
Кристель невольно прыснула, вспомнив свой разговор с полковником. Да, со стороны именно так он и выглядел. Подавив смех, она покачала головой:
- Беркли, с тобой невозможно серьезно разговаривать.
- А ты пыталась?
- И как только у меня терпение не лопнет?
- На то ты и пилот. Кстати, внизу я встретила твоего приятеля…
По лицу Кристель Марджи поняла, что разговор о Ливингстоне будет ей приятен. Уж лучше слушать восторженные возгласы о распрекрасном Эрике, чем объяснять, почему она не передумает подавать иск… «Как я счастлива, мне еще ни один парень не задурил мозги!» - подумала Марджи.
*
Следующие три недели для Марджи прошли в неустанной борьбе. Она решительно настроилась доказывать свою невиновность и проявляла недюжинную настойчивость. Она дошла чуть ли не до Белого дома, но добилась доследования аварии на шоу. В воинскую часть прибыли представители Пентагона, дело было взято под контроль в столице. Настырная летчица привлекла внимание популярных СМИ. История девушки, уволенной из армии за оплошность, которая сошла бы с рук мужчине, вызвала бурю эмоций. В обсуждениях многие парни злорадствовали: «Женщина в армии должна служить только в штабе!», «Лучше бы детей рожала!», «Вот малахольная!», «Поперлась в армию потому, что ни одному мужику не нужна!». Другие же наоборот восхищались решительной девушкой, сравнивая ее с вольной птицей: «Да если таких выгонять, кто в армии останется?!». Женщины тоже разошлись во мнениях. Одни называли Марджи больной на голову и считали, что женщине на мужской работе не место. Другие, напротив, восхищались Беркли: «Молодец, человек 21 века, пусть покажет мужикам, кто сейчас сильный пол!».
Интересы Марджи представляли опытные армейские адвокаты Стэнтон и Феррис. Они буквально перевернули подразделение вверх дном, ища доказательства правоты своей клиентки, но порой у них создавалось ощущение, что им намеренно мешают добраться до цели.
Полковник МЕйерс был на грани инфаркта от бешенства: база превратилась в проходной двор. По территории постоянно сновали следователи, юристы, правозащитники и вездесущие журналисты с микрофонами, блокнотами и фотоаппаратами, прорывающиеся через любые преграды. У забора несколько раз собирались пикеты феминисток, требуя восстановить капитана Беркли на службе и ругая мужской шовинизм. Пару раз машина Мейерса попала в их окружение, и он наслушался о себе много «интересного».
Однажды ушлый телеведущий прорвался даже в кабинет полковника и обрушил на него лавину вопросов, которые задавал уже на бегу, спасаясь от расправы.
Кристель, которой приходилось едва ли не тяжелее всех, курила и материлась почти не переставая. С ней жаждали побеседовать все, кто был втянут в это дело.
- Ты специально заварила эту кашу?! – рявкнула она однажды с порога, придя домой после очередного «веселого» денька с участием адвокатов, феминисток и кипящего от бешенства полковника.
- Да, специально, - выглянула из кухни Марджи, отряхнув руки от муки. – А что я должна была, безропотно скушать все? За что меня уволили? За то, что я возразила Мейерсу и усомнилась в умственных способностях Ройстона? Эка невидаль! Нас после Афгана вообще «бешеными сучками» прозвали, и что нам – плакать?
Она повела носом и ахнула:
- Блин! Суп перекипает. Нет, кухня – это не мое.
- Но готовишь ты вкусно, - Кристель вошла следом. – Марджи, от твоей борьбы страдаю и я. С одной стороны меня теребят ребята из Пентагона и твои юристы, с другой – пресса, а с третьей – полковник.
- Он не в духе? – усмехнулась Марджи, снимая с огня тосканский томатный суп и поставив на его место спагетти по-милански. – Жаль, я упускаю такое зрелище.
- Не в духе? – саркастически покачала головой Кристель. – Он напоминает мне носорога, севшего на ежа!
Марджи от смеха даже выронила ложку, которой помешивала спагетти. От ее заливистого смеха Кристель тоже невольно улыбнулась.
- И кто ты после этого, Беркли, - сказала она, - устроила мне такую карусель ужасов и ржешь!
- Кони ржут, а я смеюсь, - парировала Марджи, потом уже серьезно сказала:
- Извини, Кристель. Я не хотела создавать тебе проблемы. Мне очень неприятно от того, что тебе сейчас так тяжело приходится. Но мы обе знаем, что меня подставили. И я хочу поднять шум, привлечь внимание общественности, тогда легче будет доказать, что я не саботажница и не раззява.
- Я вычисляю того, кто мог это устроить, - Кристель, у которой негодование уже сменилось пониманием и сочувствием, вкратце поведала Марджи о своих поисках. – Скорее всего, это кто-то из них, - она назвала имена пяти сослуживцев.
- Вот так, работаешь с человеком столько лет, и не знаешь, что из него вылезет, - Марджи отошла к окну, закурила. – Это не первое мое разочарование в людях. И, думаю, далеко не последнее.
Чтобы отвлечь Марджи от тяжелых мыслей, Кристель сменила тему.
- Ты решила заняться итальянской кухней? – спросила она, кивнув на плиту.
- Да, экспериментирую, - Марджи нарезала фрукты для панакотты. – А кстати, я уже забыла, когда в последний раз ела твои штрудели с клубникой, зато от быстрой пищи и обедов в столовке меня уже мутит. Раз уж я сейчас не у дел, поработаю немного шеф-поваром.
- Спасибо, - улыбнулась Кристель. – Я испеку штрудели на уик-энд. Ты права, надо практиковаться, а то совсем готовить разучусь.
- Ага, захочешь пожарить яичницу, и выпустишь яйцо не на сковородку, а себе на голову! – расхохоталась Марджи.
- Не себе, а тебе!.. Что-то ты сегодня развеселилась. Хорошие новости?
- Да, звонил Феррис. Вроде бы они что-то нашли. Теперь они посадят Ройстона в калошу. Ну, а что у тебя с Эриком?.. Если не секрет, конечно?
*
Отношения Кристель и Эрика стремительно развивались. Это было единственной отдушиной для задерганной неприятностями на работе девушки. Эрик был так внимателен, так хорошо понимал ее, умел найти нужные слова и очень быстро очаровал Кристель. Она была классным пилотом, сведущим в воинском деле, но совершенно неискушенная в любви. Ей казалось, что Ливингстон – это и есть тот мужчина, которого она ждала всю жизнь и не верилось, что еще пару месяцев назад они с Эриком не знали друг друга. Она понимала, что без его поддержки перенести все тяготы последних недель было бы еще труднее. В нужный момент его плечо всегда рядом. Еще, Эрик стал ее первым мужчиной, искушенным и ласковым любовником.
Рослый и кряжистый, с обильной проседью в редеющих волосах и темно-серыми глазами на крупном грубоватом лице, Эрик был похож на викинга из скандинавских саг, которыми Кристель зачитывалась в юности. Даже имя у него как у викинга. Эрик. Почти как Эйрик Рыжий.
Кристель казалось, что Эрик еще больше похож на викинга своим поведением. Острая интуиция и наблюдательность профессиональной военнослужащей помогала ей подметить детали, которые выдавали в Ливингстоне бывшего спецназовца или морского пехотинца.
Однажды Кристель увидела Эрика в городе на стоянке возле супермаркета. Он беседовал с высоким спортивным негром, смутно знакомым девушке. И только через некоторое время Кристель вспомнила, что видела этого темнокожего парня в одном из лагерей под Хасавъюртом в прошлом году, он работал там инструктором. Как его звали? Кевин, или Кенвей…
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Сен 06, 2015 7:41 am

Затем Кристель вспомнила, как Марджи, рассказывая о друзьях Телмара, не раз ругала какого-то Кеннета, который обидно подшучивал над ней. «Черномазый козел, - возмущалась подруга, - делает вид, что всерьез меня не воспринимает!». «Точно. Не Кенвей и не Кевин, а Кеннет. Совпадение? Или один из товарищей Телмара действительно был в прошлом году в Чечне и знаком с Эриком? Что может быть общего у спецназовца и бизнесмена из Вашингтона?».
Девушка начала догадываться, что Эрик – человек с двойным, если не тройным, дном. Но с ней он искренен и открыт. И еще, в самом начале их отношения подверглись испытанию. Авария на шоу, расследование, сопутствующая шумиха. Некоторые парни сбежали бы от подруги, переживающей такие неприятности; им нужен легкий роман, а не чужие проблемы. Эрик напротив предложил помощь и старается морально поддержать…
- Я пошла, - сказала Кристель, заглянув в комнату Марджи. Подруга отложила «Салку Валку» и кивнула:
- Хорошего вечера!
- А ты постарайся хотя бы немного поспать, и не забудь поужинать.
- Кажется, у меня сон и аппетит напрочь отшибло.
Кристель только вздохнула. Да, последние недели выдались очень тяжелыми и нервными. Особенно для Мэй.
Марджи успела прочитать две страницы после ухода Кристель, как позвонил Телмар.
- Привет, как настроение? – спросил он.
- Тебе честно ответить или цензурно? – уточнила Марджи.
- Честно. На то мы и друзья! – хмыкнул брюнет. – Как твоя голова?
- Выглядит нормально, а еще я в нее курю и кушаю.
- Значит, неплохо, раз уже шутишь. Бессонница уже прошла?
- Фигассе. Третью ночь сна ни в одном глазу.
- Может, прокатимся на мотоциклах в Куонтико? Думаю, небольшая прогулка пойдет тебе на пользу.
- Не возражаю. А что тебе завтра, не идти на службу?
- Я в отпуске. Тогда через полчасика подъеду!
*
- А ты похудела, - заметил Телмар, когда Марджи, в байкерском костюме и со шлемом под мышкой, вышла из подъезда и вывела «харли» из гаража.
Девушка пожала плечами:
- Иной раз забываю поесть из-за всей этой хрени. Ну и ладно. Давно собиралась сесть на диету.
- А тебе даже идет, - рассматривал ее Телмар, - у тебя, оказывается, большие глаза.
- Ты у всех своих подружек в первую очередь глаза замечаешь? – поддела его Марджи, надевая шлем, - и хочешь сказать, что мои раньше были маленькими? Тебя девушки не бьют за такие комплименты?
Пикируясь с Мэй, Телмар сумел выяснить, что ее адвокаты практически докопались до способа, которым вывели из строя самолет. И девушка собиралась задать Ройстону вопрос на суде: как же он не заметил следов воска на деталях радиостанции? «Посмотрим, как этот долдон на пупе извертится!» - злорадно заключила девушка, а брюнет чертыхнулся про себя. Шеф недооценил Марджи. Она не растерялась, а напротив, настроена на решительную борьбу за свое доброе имя.
*
- Вот так, работаешь с людьми много лет и не знаешь, что из них может выскочить, - в тишине пустого ночного луга голос Марджи прозвучал еще резче и громче. – Кое-кого я даже считала своими друзьями, а они сейчас валяют меня в грязи или радуются моим проблемам. Как мне это обрыдло! – девушка сжала кулаки.
- Понимаю, - кивнул Телмар.
Они сидели на берегу, подстелив куртки. – Когда предают свои, это еще тяжелее. А как ты себя чувствуешь? Вид у тебя уже получше.
- Хоть в десант. Только вот в душу словно навоз свалили.
Она хмуро опустила голову, рассматривая носы байкерских ботинок и махнула рукой, отчего огонек сигареты прочертил в темноте ровную дугу.
- Неужели уволят? – от отчаяния в ее голосе Телмару стало тошно оттого, что затеял Куолен. – Что я тогда буду делать?
- Ты не пропадешь, - парень ободряюще положил ей руку на плечо. – Мозги у тебя варят, и руки умелые…
- А душа? – спросила девушка. – Я ведь всю жизнь мечтала летать… Черт! – она швырнула окурок в заросли камыша у берега. – Все, как назло!
В лунном свете ее глаза ожесточенно сверкнули, на скулах проступили желваки. Марджи заметно похудела, овал лица стал тоньше, черты – четче, стали заметны упрямая линия рта и волевой подбородок. Но взгляд чаще всего был обозленным, зубы сжаты, движения – резкие и порывистые, появилась манера сжимать кулаки и бить по коленке, столу, по всему, что попадалось под руку. Сейчас Марджи выглядела угнетенной и усталой.
- Да ладно тебе, - Телмар обнял ее за плечи и впервые отметил, что у Мэй очень гладкая и упругая кожа, вобравшая в себя все мягкое тепло майского дня, и невольно задержал руку. Девушка никак не отреагировала на его прикосновения. – Ну, чего ты раньше времени из ботинок выскакиваешь? Может, все еще образуется, ты же оптимистка, всегда веришь в лучшее. Помнишь, на Кейп-Чарльз? Мы тогда едва доплыли впятером на плотике до острова; рация утонула вместе с яхтой, и мы сидели ночью мокрые до нитки и замерзшие на клочке земли не больше обеденного стола и не знали, когда нас хватятся… Ты была единственной, кто не скис.
- Ты тогда тоже держался неплохо, - подняла голову девушка. – Да, я всегда стараюсь верить, что выход есть, нужно его только найти. Но сейчас мне кажется, будто кто-то специально отрезает мне все выходы. Понять бы, кто и зачем. Незнание – хуже всего.
Телмар ощутил нешуточную тревогу. При внешней грубости Мардж неглупа и умеет анализировать. Если она поймет, что их с подругой подставляют специально, то захочет выяснить, кто и зачем. Шеф прав: надо форсировать события, чтобы дело не сорвалось в последний момент…
- Если что, рассчитывай на меня, - сказал он. – Попадись мне этот хмырь, который вас подставил, я бы из него весь ливер выбил!
- Не успел бы, - пробурчала девушка, наливая им в пластиковые чашечки кофе из термоса, - первой это сделала бы я!.. Слушание суда через неделю. Адвокат уверяет, что сможет поставить Ройстона на место, а парни из Пентагона третий день молчат, и это мне не нравится…
«У шефа, наверное, и в суде все схвачено. Куолен хитрый сукин сын и ничего не оставляет на волю случая», - подумал Телмар, подбадривая Марджи.
На рассвете, когда небо зарозовело и выпала обильная роса, парочка плотнее застегнула куртки и, зябко поеживаясь, оседлала мотоциклы.
- Интересно, Кристель заметила мое отсутствие? – хихикнула Марджи, надевая шлем.
- Посмотрю я на тебя, когда замутишь роман.
- Боже упаси! Я что, похожа на дурочку?!
- Ну, как говорят русские, не зарекайся!
*
Дни судебных слушаний показались Орлицам кошмаром. События приняли невероятный оборот: в деле не оказалось данных экспертизы, подтверждающих наличие инородного вещества в механизме радиостанции. Свидетелями обвинения выступали знакомые, полузнакомые и вовсе незнакомые люди, в один голос твердившие о неуживчивом характере и крутом нраве капитана Беркли, о ее грубости и резкости, нарциссизме и «адреналиновой наркомании»; о ее экстравагантных выходках. Нашлись свидетели того, что, будто бы, на службе в «горячих точках» рядовой состав побаивался Орлиц, в особенности – Беркли. Вытащили историю о том, как девушки заработали прозвище «бешеные сучки»…
Кристель сидела, словно окаменев; на бледном лице проступали яркие пятна, перехватывало дыхание, и она не могла сказать ни слова. Когда ее вызвали, она совладала с собой и говорила обычным ровным уверенным голосом. Нет, Марджи всегда соблюдала строгий порядок на службе и не оставила бы термос открытым или плохо завинченным. Да, Кристель ее хорошо знает уже 25 лет. Когда Кристель назвала количество миль, которые они налетали вдвоем, в зале пронесся изумленный шепот. Нет, никогда за Марджи не наблюдалось деструктивного поведения или нарушений армейской субординации. Да, она полностью доверяет капитану Беркли, особенно после Кербелы и Гудермеса…
- Протест! – вскочил прокурор. – Ностальгические воспоминания свидетеля об армейских буднях к делу не относятся!
Этот представительный мужчина, отдаленно похожий на актера Кирка Дугласа в молодости, был крайне нетерпимо настроен к Марджи и не мог этого скрыть.
- Сам туда езжай, м…к, поностальгируй! – заорал с места Телмар. – Ты хоть порох нюхал, твою мать?!
- Тишина в зале! – стукнул молоточком судья. – Или заседание будет проводиться в закрытом режиме. Мистер Гарнет, вам замечание за нецензурную брань!
Марджи, сидевшая между адвокатами, пробормотала пару крепких словечек. Она растерянно посмотрела на судью: «Они меня явно топят. Но почему?!».
- Протест принимается, - судья, дородный молодой мужчина с цепкими колючими глазами, снова стукнул молоточком. – Миз Пинкстон, отвечайте на вопросы по существу!
Кристель с трудом подавила желание выругаться в ответ, и кивнула.
Полковник Мейерс сидел, избегая смотреть на девушек. «Не усмотрел, упустил ситуацию. Старый дурак. Гордился девочками, в пример их ставил. Как же я допустил, чтобы их трижды посылали в огневые точки? Оттуда многие мужики пришибленными возвращаются, а тут девчонки! И Пинкстон молчала, наверное, не видела, что с подругой творится, или молчала, жалея ее. Плохо. Может если бы сразу сообщила, можно было бы это предотвратить. Значит, одна съезжала с катушек, а вторая ее покрывала. Черт! Жалко девочек, но армия – не дортуар и спрос со всех один!».
Мэри Беркли уже дважды пила сердечные капли и несколько раз начинала всхлипывать, когда на ее дочь лились потоки грязи. Миссис Пинкстон, сидевшая рядом, пыталась успокоить пожилую женщину.
- Да что ты мелешь?! – не сдержалась Марджи, когда один из свидетелей начал расписывать ее поведение на сборах. Судья грубо сделал девушке замечание и пригрозил штрафом.
- Совести у вас нет, что же вы делаете? – покачала головой миссис Беркли. К ней подошли два пристава, чтобы вывести ее из зала.
- Не троньте мою мать, уроды! – вскочила Марджи.
- Прекрасно, запишу ваши фамилии для статьи в «Вашингтон Пост», - ледяным голосом сказала Натали Пинкстон. Узнав столичную журналистку, известную как Миссис Бритва, парни в замешательстве затоптались на месте.
Ситуацию разрешил судья. Он тоже узнал Натали и стукнул молоточком, требуя тишины, потом приказал приставам вернуться на место. Кристель с благодарностью посмотрела на мать. Натали ободряюще кивнула ей. «Иногда имидж стервы хорошо помогает, - подумала она, - иначе бедную Мэри выставили бы из зала, а она и так еле жива от переживаний! Дочери для нее – все!».
Вечером Марджи не смогла съесть ни кусочка; даже ее любимый штрудель, который испекла Кристель, ее не воодушевил. Девушка только выпила чашку чая и ушла к себе.
Еле двигаясь от сковавшей тело свинцовой усталости, Марджи аккуратно повесила мундир в шкаф, сделала зарядку, приняла душ и заснула, едва коснувшись головой подушки. Она даже не слышала, как вошла Кристель и тихонько погасила свет.
*
Вердикт суда обрушился, как дамоклов меч. Заявление капитана Беркли о подстроенной диверсии было отклонено за недоказанностью. Виновной в порче самолета и аварии была признана Марджи. Хозяйка машины, в которой остался мопс, вертлявая блондинка неопределенного возраста в аляповатом розовом костюме, визгливо выкрикнула с места, что за своего лапушку готова требовать для мерзавки пожизненного заключения…
- Да пошла ты со своим блоховозом!!! – гаркнул Дерек и был выведен из зала. Видя это, Телмар смолчал, но прожег женщину таким взглядом, что чуть не испепелил ее крашеные кудряшки и батистовый носовой платочек, в который она сморкалась, изображая скорбь.
Наведя в зале тишину, судья дочитал вердикт. Дело направляется на доследование. Для капитана Беркли избрать мерой пресечения помещение под стражу…
Мэри Беркли упала в обморок. Натали с мужем захлопотали вокруг нее. Кристель вскочила, пытаясь возразить, но ее слова потонули в общем гаме.
- Так было задумано, - пытался увещевать Брайан обескураженного Телмара. – Да не парься ты!
- Пошел ты…! – оттолкнул его Телмар и спешно вышел из зала, чтобы не встретиться взглядом с Марджи.
Она стояла оглушенная, не веря тому, что все приняло такой оборот. Она не слышала, как Стэнтон и Феррис заверяют ее, что разберутся и решат проблему. Словно во сне девушка позволила приставам надеть ей наручники и увести. Она не слышала, как Кристель крикнула вслед: «Марджи, держись! Я помогу тебе!».
Дорогу до следственного изолятора Марджи помнила расплывчато, она все еще была в ступоре, из которого вышла только в комнате для обысков, когда надзирательница женского отделения со словами «Ишь, какие сисечки!» пребольно ущипнула ее за грудь.
- Вы что?! – вскрикнула девушка, отпрянув, и инстинктивно потянулась, чтобы прикрыться руками.
- Стой спокойно, дорогуша, не мешай тете офицеру работать! – отбрила охранница, продолжая бесстыдно шарить по ее телу.
К Марджи мигом вернулось присутствие духа.
- Я вам такая же дорогуша, как и вы мне! – отрезала она и, прочитав надпись на форменной рубашке надзирательницы, добавила:
- Офицер Риттер!
- Ишь, нежная какая! Порядок тут для всех один! – отрезала Риттер. – Все, одевайся.
- Меня зовут капитан Беркли, - ответила Марджи, стараясь, чтобы руки не дрожали. Босые ноги замерзли, их свело судорогой, но девушка даже не поморщилась, чтобы не доставлять удовольствие этой здоровенной бабище, нагло пялившейся на нее.
- Это оставить! – Риттер выдернула из стопки сложенной на стуле одежды колготки и лифчик, сбросив блузку на пол. – Не положено!
Под душем Марджи затрясло. «Сейчас я проснусь. Это кошмар. Этого не может быть…».
Риттер отвела ее в одиночную камеру и захлопнула дверь. Услышав лязг замка, Марджи упала на стул, закрыв лицо руками. «Дерьмо собачье! Ну почему?!».
Даже когда они с Кристель катапультировались из горящего самолета прямо в реку и плыли к берегу, пытаясь отстегнуть намокшее, тянущее ко дну снаряжение или снимали мины под Гудермесом, Марджи не испытывала такого бездонного ужаса и отчаяния, как сейчас…
- Эй! Спать будешь в кровати после отбоя! – помощница надзирателя принесла матрас, подушку, одеяло и постельное белье. – Располагайся. Как королева, одна в помещении будешь. Правила поняла? Эй! Ты чего, заболела?!
- Придуривается, - припечатала с порога Риттер, - наломала дров, а отвечать неохота.
От этих слов Марджи сразу вскочила.
- Я все поняла, - она стала аккуратно застилать койку под взглядами охранниц. – И за свои поступки отвечать не боюсь. Если есть, за что.
- А с этим пускай суд разбирается, - ушла от дискуссии Риттер, захлопывая дверь.
«И мама все видела. Плохо… А Мейерс, сволочь! Поверил всему, смотрел на меня, как на прокаженную! Теперь еще на Кристель отыграется, - девушка стащила блузку и юбку и, оставшись в майке на тонких бретельках и трусиках, забралась в постель и зябко свернулась под тонким одеялом. – Жизни ей не даст. Что же это такое?».
Нервное перенапряжение взяло верх, и усталая девушка заснула.
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Сен 13, 2015 7:47 am

*
Кристель гнала машину, нарушая все правила и сигналя без перерыва. Парня, вздумавшего "подрезать" ее и притормозить она загнала в кювет. Заставила шарахнуться школьный автобус. Байкер на "харли" едва успел уйти от лобового столкновения и проорал вслед Кристель несколько пожеланий.
Она была полна решимости встретиться с Эриком. Вплоть до того, чтобы даже выломать ему дверь и, если он окажется не один, спустить бабенку с лестницы в чем мать родила. Эрик обещал помощь - "Если понадобится". Вот и понадобилось.
Огромные, потемневшие от отчаяния глаза Марджи, которую уводят полисмены... Плачущая миссис Беркли. Растерянные Генри и Натали. Стэнтон запихивает бумаги в портфель: "Я этого так не оставлю... Я их выведу на чистую воду!".
Все это гнало Кристель вперед и придавало ей решимости. Кажется, только он сейчас может помочь...
*
Куолен услышал требовательный звонок из прихожей и сразу понял, что это Кристель. Об итогах судебного заседания он знал из вечерних новостей и ждал девушку.
- Эрик, твое предложение помощи еще в силе? - с порога спросила Кристель. Напряженная, как натянутая струна, с бледным суровым лицом - боец до мозга костей; глаза горят - "нечего терять, ни перед чем не остановлюсь!". Такой Эрик видел ее впервые.
- Да, в силе, - ответил он. - Проходи в гостиную, садись. Чай, кофе? Или что-нибудь покрепче?
- Спасибо, потом. Мардж нуждается в помощи, - девушка рассказала о суде. - Она невиновна, но без этого ...го документа о воске ничего не докажешь. И мне тоже нужна помощь. Мейерс так смотрел на меня, когда я давала показания, словно хотел вместе с туфлями сожрать.
- Помогу вам обеим, - кивнул Куолен, мысленно аплодируя себе: "Во мне пропадает гениальный сценарист! Как удачно я придумал!". - А сейчас задам еще несколько вопросов для уточнения, и расскажу кое-что о себе, прежде чем мы договоримся...
*
- Начнем с того, что я тебе представлюсь, - Куолен достал из нагрудного кармана спортивной рубашки удостоверение. - При знакомстве я назвал тебе неправильную фамилию и место работы. Ливингстоном я представляюсь на северо-востоке, а сейчас нарушаю инструкции ради тебя...
- ЦРУ? Кристель подняла брови. - Куолен? Да, ты меня ошеломил... Но это значит, что ты действительно можешь вытащить Мардж? - с надеждой посмотрела она на мужчину.
- Сделаю для этого все.
По тому, как Кристель вздохнула и сменила позу в кресле на более спокойную, Эрик понял, что смог обнадежить ее.
- А ведь ты догадывалась, что я не тот, за кого себя выдаю, - сказал он.
- Догадывалась, - кивнула девушка, - я, как летчица, очень внимательна к деталям.
- Я сразу заметил твой цепкий, острый ум, - похвалил ее Эрик. - Не волнуйся, - он сел рядом с Кристель и взял ее за руки, согревая, - считай, что я уже начал работать для того, чтобы помочь твоей подруге выйти на свободу и доказать ее доброе имя.
- Спасибо, Эрик!
- Может, кофе по-исландски?
- С удовольствием.
Когда они пили кофе, Кристель спросила:
- Мне можно будет передать Мардж кое-какие вещи и повидаться с ней?
- Конечно, с этим трудностей не возникнет.
- Ты извини, что я навешала на тебя столько проблем, Эрик...
- Я рад буду помочь тебе.
Допив кофе, Кристель не спешила менять позу; ей было очень хорошо и удобно рядом с Куоленом.
Свободной рукой Эрик взял телефонную трубку и после короткого разговора сообщил:
- Все в порядке. Завтра в 14.00 у Марджори встреча с адвокатом; ты пойдешь вместе с ним, а перед этим сможешь передать ей вещи. Время встречи - полчаса.
Кристель успокоенно кивнула:
- Я позвоню миссис Беркли, успокою ее. Она плохо себя чувствует после суда и, наверное, захочет передать Марджи записку.
- У мисс Беркли такая пожилая мать, что вначале я принял ее за бабушку, когда увидел в новостях.
- Да, Марджи и Кирстен - очень поздние дети; миссис Беркли родила их в 45 лет, когда уже и надеяться перестала. Они для нее - главное сокровище в жизни.
- У Марджори есть сестра?
- Да, они двойняшки, но Кирстен совсем другая. Она модельер в Доме Лакруа, сейчас уехала в Париж на дефиле с новой коллекцией. Марджи не велела нам сообщать сестре о случившемся, иначе Кирст бросит все и примчится домой, а она так долго ждала возможности показать свои новые модели.
- Твоя подруга даже сейчас прежде всего думает о близких, прекрасно. Тогда я ускорюсь, чтобы к возвращению Кирстен Марджори уже была на свободе...
Он снова потянулся к телефону. Кристель уютно устроилась в кресле с чашкой кофе. Тревога отступила, девушка интуитивно чувствовала, что Эрик действительно поможет им разрубить этот гордиев узел...
*
Спросонья Марджи не сразу поняла, почему ее постель такая узкая и неудобная, а в глаза бьет солнце. Ведь ее кровать стоит так, чтобы утренние лучи не падали на изголовье...
Она потянулась и еще в полусне села. Надо обязательно рассказать Кристель про сегодняшний дурацкий сон...
... который оказался явью, стоило девушке открыть глаза. Камера-одиночка никуда не делась. От неудобной койки ныла спина, затекла правая рука. "Да, это не сон, - она заправила постель и сделала зарядку. - Черт возьми...".
Принимая душ, Марджи запоздало содрогнулась от отвращения при воспоминании об унизительном досмотре, когда она стояла обнаженной перед тремя ухмыляющимися надзирательницами, и Риттер грубо обшаривала ее, сопровождая свои действия разнузданными комментариями. К горлу девушки подступила тошнота, Марджи почувствовала себя запачканной и стала с удвоенным рвением тереться жесткой мочалкой под горячими струями воды. Она старалась смыть с себя эти гадкие прикосновения, гадкие взгляды, гадкие слова... Переключив душ с горячего на холодный, девушка уже через пару минут почувствовала себя свежей и бодрой и только тогда вышла из кабинки.
После завтрака пришла Риттер и рявкнула: "Принимай передачу, Джулия Робертс!", и Марджи с трудом подавила желание садануть бабищу в солнечное сплетение, синхронно - носком ботинка по лодыжке, свалить на пол, схватить за уши и колотить затылком, пока у надзирательницы не отпадет желание издеваться над заключенными ради забавы...
Марджи перебирала полученные вещи, радуясь, что Кристель не забыла положить ее любимые джинсы, в которых она ходила дома, и пару футболок с яркими аппликациями и не забыла ничего необходимого. Кристель передала и книги, сигареты и пару журналов с кроссвордами. Тут же была и записка от мамы, и растроганная девушка тут же села писать ответ.
После обеда ее позвали в комнату свиданий.
За стеклом Марджи увидела Стэнтона и Кристель...
*
Кристель почувствовала, как от сердца немного отлегло; Марджи, которую привели и посадили напротив, не выглядела сломленной или угнетенной. Спокойное лицо, решительный взгляд. Форменная блузка и юбка от штабного мундира сидят безупречно, не измяты и без пятнышка.
Стэнтон пропустил к микрофону Кристель.
- Спасибо, Крис, - наклонилась к телефону Марджи, - мне передали вещи и книги. Я уже написала ответ для мамы, но его сперва должна проверить цензура...
О признании Куолена Кристель решила пока не рассказывать подруге. Не здесь. Это не те вещи, которые можно обсуждать под контролем тюремной охраны...
- Ты не отчаивайся, - сказала она подруге, - все будет хорошо, мы тебя выручим!
- А кто отчаивается? - хмыкнула Марджи, - а тут ничего страшного. В отдельном помещении, как принцесса, тепло, светло... Да ты не волнуйся, Крис, чтобы меня вырубить, что-то посерьезнее надо!
Потом к микрофону сел Стэнтон, он заверил клиентку, что уже начал работать, добиваясь смены меры пресечения для нее, а Феррис снова отправился в подразделение. Адвокаты рассчитывали найти настоящего виновника аварии, чтобы доказать невиновность подзащитной.
Из комнаты свиданий ее снова привели в помещение для обысков, где уже ждала Риттер, с гаденькой ухмылочкой похлопывая дубинкой по доскообразной ладони.
- Маленькая формальность, - сказала она. - Тете офицеру надо проверить, не подсунули ли тебе чего-то недозволенного. Ну-ка, сними с себя все лишнее, и тетя офицер тебя немного помацает...
- Что мне могли подсунуть? - даже улыбнулась Марджи. - Там сплошное стекло, и охранник стоял рядом...
- А кто вас знает, дорогуша. Порядок для всех один. Такова моя должностная инструкция. Ну, не задерживай ни себя, ни меня, снимай свой костюмчик, или предпочитаешь, чтобы тебе помогли раздеться?
- Вряд ли в вашу должностную инструкцию входит обязанность называть меня "дорогуша", комментировать мое телосложение и щипаться, - отчеканила Марджи, расстегивая юбку, - я, пожалуй, задам этот вопрос начальнику изолятора...
При виде обалдело выпучившейся на нее Риттер, девушка ощутила удовлетворение; победа в этом словесном поединке явно осталась за ней.
На этот раз Риттер провела обыск быстро и молча, без щипков и шлепков.
- Свободна, одевайся, - пробурчала она, покосившись на двух своих помощниц. Чертова девка размазала ее прямо при подчиненных. И что обидно, по сути эта выскочка права.
- Меня зовут "капитан Беркли", - спокойно и вежливо повторила Марджи, натягивая белье и набрасывая блузку. - В крайнем случае согласна на "миз Беркли", но никак не на "дорогушу", "милочку" или "цыпочку"...
- Ты не заедайся, - почти миролюбиво ответила надзирательница, - я просто делаю свою работу, а порядок тут один для всех.
- Да, конечно, - ровным голосом ответила Марджи, - у меня претензий нет.
В камере она с наслаждением переоделась в любимые джинсы и футболку, закурила и включила чайник.
- Ладно, мы еще повоюем, - девушка бросила пакетик чая в пластиковую кружку. - Я не остановлюсь, пока не докажу свою невиновность!
*
В обеденный перерыв Стэнтон спустился в свое любимое кафе "Старбакс", где великолепно варили кофе по-восточному. Получив чашку с любимым напитком и штрудели, адвокат занял свой привычный столик у окна и размешал сахар в чашке. Но, не успел он пригубить кофе, как его окликнули:
- Полковник Стэнтон?
Смутно знакомый рослый мужчина средних лет приближался к нему с чашкой доппио в руках.
- Да, а с кем имею честь беседовать?
- Разрешите сесть? - ответил мужчина. - Куолен. Лэнгли.
Стэнтон застыл с ложечкой, наполовину вынутой из чашки. Конечно, он знал этого человека. Эрик Куолен был одним из лучших в военной разведке. В то же время о нем ходили слухи, как о человеке, для которого нет неразрешимых проблем. Стэнтон внимательнее посмотрел на визави. Глубоко посаженные серые глаза, малоподвижное лицо, могучая фигура, заслонившая солнце. Легендарный Куолен, о котором адвокаты вспоминали третьего дня в зале суда, когда Марджори уводили в наручниках. "Ищи-свищи теперь заключение экспертизы о воске в механизме! А без него опровергнуть обвинение практически невозможно. Тут нужно чудо или помощь человека, способного разрешить любую проблему. Вроде Серебристого Волка. Но как на него выйти?".
- Наслышан, - сказал он. - Чем могу быть полезен?
- Напротив, - Куолен отпил кофе, - это я хочу предложить вам помощь.
Стэнтон снова изумленно воззрился на него. "Он прочел мои мысли, или все гораздо проще, и у него хорошие информаторы? Не знал, что такой спец будет сам ходить и предлагать свои услуги; вряд ли он подолгу сидит без работы!".
- Миз Беркли невиновна в инциденте на авиашоу ВВС, - продолжал Куолен, - но убедить в этом твердолобое Большое Жюри будет трудновато. Да еще все, кто имеет влияние на ход дела, априори настроены против нее. Виргинские Орлицы - не просто летчицы, а символ, легенда. К сожалению, есть люди, которые жаждут вытащить на свет их грязное белье, очернить идеал, принизить его до своего уровня... Мужчины ненавидят сильных женщин за то, что проигрывают рядом с ними, а женщины готовы заклевать "белую ворону" и завидуют им потому, что сами не решаются также быть полными хозяйками своей судьбы...
Стэнтон молчал, ожидая, когда Куолен перейдет к сути.
- Поэтому вряд ли кому-то по-настоящему интересно, что именно случилось с самолетом, - продолжал Куолен и подался вперед; в нагрудном кармане рубашки блеснули темные очки в тонкой золотой оправе, - и постараются примерно осудить Марджори, как говорят русские - "чтобы другим неповадно было", не думая, что речь идет о судьбе человека, молодой женщины... Однако реприза затянулась, - он посмотрел прямо в глаза Стэнтону, как удав. - У меня есть человек, который на самом деле вывел из строя самолет, и я готов отдать его вам.
Адвокат посмотрел на него, гадая, не ослышался ли. С одной стороны, это большая удача. С другой - нет ли тут подвоха, не опасно ли быть обязанными Серебристому Волку? Надо сперва кое-что уточнить.
- Это действительно виновник аварии? - спросил он.
- Да, и парень не запнется в показаниях.
- Чем я смогу расплатиться за вашу помощь?
Куолен покачал головой:
- Ничем, я выполняю просьбу подруги вашей клиентки.
- Капитана Пинкстон?! - брови Стэнтона поднялись. - Она обратилась к вам?
- Профессиональная тайна, - уклонился от ответа Куолен, - у меня тоже есть кодекс профессиональной этики. Да, и еще хочется запустить ежа под сановные зады, - ухмыльнулся он, - меня это хорошо позабавит, а миз Беркли будет избавлена от незаслуженного клейма вредительницы в рекордно короткий срок, и это поднимет ваш рейтинг в адвокатском сообществе...
- Когда я смогу побеседовать с этим человеком?
- А когда вам будет удобно?
Закончив разговор и пожав друг другу руки, мужчины поодиночке вышли из кофейни. Стэнтон почувствовал, что рубашка влажна от пота, хотя день был прохладным, и расстегнул пиджак. "Нежданный поворот! Ладно, посмотрим на парня, которого отдаст нам Куолен. Ай да кэп Пинкстон! Снимаю шляпу. Девушка не промах, и настоящий друг! Но как ОНА вышла на Волка?..".
*
Кристель стояла рядом с Куоленом и Феррисом в комнате, смежной с кабинетом следователя, и потрясенно слушала, как Стэнли Макдугалл понуро рассказывает Ройстону и Стэнтону о том, как вывел из строя рацию в самолете Орлиц, чтобы сорвать авиашоу и дискредитировать коллег.
Девушка примчалась, едва узнав от адвокатов о продвижении в деле, но не ожидала услышать такое от человека, которого они с Мэй считали своим другом.
Оказывается, Макдугалл уже давно завидовал популярности и успеху Орлиц, но скрывал это потому, что девушки относились к нему приветливо, и он стыдился дурных чувств. Но когда его заявку на участие в авиашоу на "Роквелле" отклонили потому, что уже выбрали Орлиц, парень не совладал с собой. Дежуря в ночной смене возле ангаров, он пробрался к "Роквеллу" и подсунул в механизм радиостанции восковой шарик, наполненный кофе в расчете на то, что в полете воск растает и кофе зальет контакты. Он не ожидал, что последствия будут столь катастрофическими; просто думал, что Орлицы опозорятся перед зрителями и получат выговор от командира... Ему неловко перед мороженщиком, лежащим в кардиологии, владельцами раздавленных машин и хозяйкой погибшего мопса, а главное - перед сослуживицами, которые тоже пострадали при аварийной посадке. Теперь, когда Марджи собираются судить, Макдугалл больше не в силах молчать и готов понести заслуженное наказание...
Куолен подошел и тихонько сжал руку Кристель:
- Да, нежданный поворот... Оказывается, не все еще потеряли совесть.
- Я не могла даже подумать, что это он, - Кристель покачала головой. - Многих подозревала, но не Мака. Марджи тоже так хорошо к нему относилась. А он завидовал нам. Как будто наша популярность нам даром досталась. Ведь мы служили вместе столько лет, он знал, что мы не гонимся за славой...
- предстоит еще очная ставка с Марджи, ее тоже ждет потрясение, - Феррис подтянул галстук на безупречной форменной рубашке. - Но это снимает с нее обвинения в саботаже и порче техники. Поворот к лучшему.
- Жаль, что совесть у него раньше не проснулась, - вспылила Кристель, закуривая, - например, до увольнения Марджи или на суде. Но тогда он молчал, мать его!
- Да, понимаю, тяжело разочаровываться в друзьях, - Эрик отошел к автомату, бросил в щель пару монет и заказал эспрессо, - но главное - ситуация имеет все шансы на благополучное разрешение в ближайшие дни.
За дверью в коридоре затопали несколько пар тяжелых ботинок; это привезли на очную ставку Марджи.
- Вы увидитесь после официального мероприятия, - сказал Куолен, проследив за взглядом Кристель, обернувшейся на звук шагов, - ей нужна будет моральная поддержка.
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Сен 20, 2015 7:16 am

При помощи Куолена Стэнтону удалось добиться для Марджи разрешения на встречу с Кристель без стекла, но под наблюдением надзирателей.
Марджи была очень хмурой, с погасшими глазами; даже перспектива скорого освобождения ее не воодушевляла.
- Как мама? - спросила она, когда девушки сели за стол друг против друга. Марджи прятала руки под столом, чтобы Кристель не цеплялась взглядом за наручники. У дверей стояли две исполинские охранницы, зорко следившие за каждым ее движением.
- Лучше. Доктор говорит, дня через три ей можно будет вставать. Как раз к твоему возвращению, - принужденно улыбнулась Кристель.
- Да, надеюсь... Бедная мама. Ей сейчас тяжелее всех.
- Не тяжелей, чем тебе.
- Да ничего, я держусь. Да... Мак меня нокаутировал. Значит, он нам завидовал. Но почему? Он же знал, что мы свои награды не на диване заработали.
- Иногда нельзя доверять даже друзьям, - вздохнула Кристель. - Что планируешь делать дальше?
- Восстанавливаться на службе, - Марджи подняла голову, ее глаза упрямо блеснули. - Теперь, когда все выяснилось, Мейерс должен восстановить меня на службе. Если надо, до международных инстанций дойду, но добьюсь того, что мое увольнение признают неправомерным!
- Это будет трудно, - предостерегла Кристель, - полковник зол на тебя из-за той перепалки и последующей шумихи...
- Буду бороться, - упрямо повторила Марджи, - по течению плыть не желаю. Даже если я проиграю, то только после того, как сделаю все возможное! Пусть никто не думает, что меня можно сломать или согнуть!
Кристель порадовало то, что Марджи сохораняет кураж и силу духа. И она была благодарна Эрику. Но хотя с плеч свалилась одна часть груза, признание Макдугалла уязвило обеих. "А если не он один так к нам относится? Но чем мы заслужили?".
*
Куолен был доволен быстро и аккуратно проделанной работой. На этом он уже набил руку. Парень из военчасти запросил кругленькую сумму, но свой текст затвердил без запинки. Макдугалл был в долгах, как в шелках; страсть к покеру и блэк-джеку дорого стоила. Его порадовала возможность погасить все долги, после отбытия срока переехать на Гавайи и там зажить в свое удовольствие. Куолен знал, к кому обратиться. "Учтут чистосердечное раскаяние, первую судимость, отбудет года три-четыре, и с чистой совестью и большими деньгами отправится в Гонолулу или Ваикики. А Беркли выйдет на свободу, и с ними можно будет заговорить о деле. Чувство благодарности - сильнодействующее средство, или я ни черта не понимаю в женщинах..."
*
Марджи сидела у стола, разгадывая японский кроссворд. "Что еще остается? Курить, пить кофе, коротать время. Книги, кроссворды, телевизор... Но теперь у меня появилась надежда на то, что это ненадолго. Стэнтон сказал, что этот вопрос решится в течение двух-трех дней. Хорошо бы... Скоро приезжает Кирстен, хотелось бы встретиться с ней уже дома, а не в тюрьме...".
Марджи отложила ручку, встала и сделала несколько энергичных силовых упражнений. Она поймала себя на том, что избегает мыслей о Макдугалле. "А мы к нему со всей душой. С такими друзьями и враги не нужны!".
Как ни старалась девушка думать о чем-нибудь другом, перед глазами неизменно вставал Мак в кабинете следователя, поникший, жалкий, как мокрая курица. Он смотрел в пол и монотонно бубнил о том, как установил шар, как обиделся, когда его заявку на пилотирование "Роквелла" на шоу отклонили, как ему досадно от того, что случилось, бормотал извинения перед Марджи... Она молчала, впервые в жизни не находя слов.
Когда ее привезли от следователя, обеспокоилась даже грубиянка Риттер.
- Может, врача вызвать, ммм... миз Беркли? - спросила она, настороженно вглядываясь в лицо подопечной и запнувшись на непривычном обращении. Но "Эй, ты!" к Марджи уже никто не обращался.
- Вам нездоровится? - поинтересовалась офицер Литтлби, сопровождавшая Марджи в камеру.
- Спасибо, все в порядке, - ответила девушка, улыбнувшись через силу. - От радости голова закружилась. Не поверите, но подлинный вредитель "чистуху" написал.
- Да, хорошая новость, - дипломатично согласилась Литтлби и заперла за ней дверь.
Сборник любимых кроссвордов помог Марджи отвлечься, а чашка кофе ободрила. "Ладно, пошел он в задницу, этот завистник! Поделом ему. А я еще повоюю. Кто-нибудь еще в этом сомневается?".
*
- Никакие суды в мире и никакие приказы не заставят меня вновь принять на службу капитана Беркли!
Полковник Мейерс сидел на гостевом диване в студии популярного шоу, расправив плечи и гордо подняв голову.
Шоумен, которого полковник уже однажды выгнал из воинской части, оказался парнем напористым; предприняв новую попытку, он добился интервью с Мейерсом в студии.
- Старый козел! - в сердцах воскликнула Кирстен Беркли, накануне вернувшаяся из Парижа. Похожая на сестру, только более худощавая молодая женщина смахивала скорее на манекенщицу, чем на модельера.
- Да за что же он так? - покачала головой миссис Беркли.
- После того хамского шоу, которое она устроила на несколько недель, я могу помочь ей только одним, устроить на лечение в реабилитационный центр к хорошему психиатру!
- Совсем опух, сам псих! - Кристель со стуком поставила на стол чашку чая.
- Ахинея, - согласилась с ней Натали Пинкстон, - так и хочется задать ему вопрос: почему?
Марджи молчала. Ее освободили сегодня утром, она весь день была в центре внимания в гостиной их с Крис квартиры.
Девушка сидела, стиснув руки, исподлобья смотрела на экран, и ее голубые глаза сверкали все более недобро. "Мать его... Может, он считает, что у Мака крыша поехала по моей вине? Он меня в помоях утопил!".
- Даже учитывая то, что невиновность капитана Беркли в инциденте на авиашоу полностью доказана? - уточнил ведущий, поправляя щегольские очки в модной оправе.
- Даже сейчас, - подтвердил полковник. - В сложной ситуации миз Беркли продемонстрировала полное неумение владеть собой и пренебрежение к субординации. Так себя вести может голливудская старлетка, а не офицер!
- Но, если вспомнить прошлые заслуги Виргинских Орлиц...
- Вот такие, как вы, и свихнули девчонкам крышу! - отрубил полковник. - После вручения наград в Белом доме из них сделали "звезд", начали превозносить их до небес, вот у них и закружилась голова. Попасть из-под огня под ваши телекамеры и аплодисменты оказалось для них тяжелым испытанием. Да, моя ошибка тоже есть - не уследил, упустил ситуацию. А если миз Беркли желает вернуться на службу - то только после извинений и квалифицированной психиатрической экспертизы!
Ведущий полюбопытствовал насчет Кристель, и ответ полковника обрушился, как еще одна гиря. Доверие командира к капитану Пинкстон тоже пошатнулось потому, что, по его мнению, у Молнии могут обнаружиться те же симптомы, что и у Беркли, и вела она себя вызывающе в эти недели...
- Сволочь! - не сдержалась Натали. - Что же, когда я проведу свое журналистское расследование, он еще пожалеет об этих словах!
Стройную элегантную блондинку Натали Пинкстон еще на заре карьеры прозвали Миссис Бритвой, и это прозвище она оправдывала. То, как она прищурилась, глядя на экран, не сулило полковнику ничего хорошего.
- Я не пойду на экспертизу, - Марджи поджалась, словно закаменев, когда мать обнимала ее и гладила по коротким волосам, - я не сумасшедшая. Он что, думает, я свихнулась на войне? И про Кристель такое сказать! Да пошел он...! Извини, мама, я постараюсь не ругаться. Все нормально. Я спокойна.
Мэри Беркли только вздохнула и поцеловала дочь в макушку. Она не одобряла профессию Марджи, считая, что армейская служба - не для женщин. Афганистан, Ирак и Кавказ стоили Мэри немалого количества бессонных ночей и седых волос. Много времени Мэри проводила в молитвах, прося защиты для Мэй и Кристель, когда от девушек неделями не было вестей из "горячих точек". но спорить с Мардж еще в детстве было бесполезно, дочь умела быть очень упрямой. И поэтому сейчас миссис Беркли, переживая вместе с Марджи, с другой стороны испытывала что-то вроде радости. Лучше будет, если девочка действительно уйдет из армии и попытается устроиться в мирной жизни, как обычная женщина, подальше от войн, самолетов и тюрем...
Кирстен подошла к сестре и легонько сжала ее руку:
- Не расстраивайся, Марджи, ведь главное - ты на свободе и обвинения сняты. А если Мак действительно устроил аварию из зависти, он - просто тупица, и не стоит о нем столько думать. Значит, он не был вашим другом. А предательство чужого человека не так ранит.
- Думаешь, нам легко свыкнуться с мыслью об ошибке? - Кристель приоткрыла форточку и закурила. - Мама, извини, я знаю, ты этого не любишь. Но сейчас я в кусках...
Натали только кивнула. Сама она бросила курить года три назад, но сейчас боролась с желанием попросить у дочери сигарету.
Марджи выключила телевизор.
- Ну его к чертям, - сказала она, - сам пусть пройдет экспертизу! Пойду, сварю кофе.
- Я помогу, - пошла за ней сестра.
- О-кей, заодно расскажешь о дефиле, я ведь так и не спросила тебя о поездке из-за всей этой хрени...
*
Прислушавшись к шуму воды из ванной, где Кристель принимала душ, Марджи прошла к себе и сняла телефонную трубку. Девушка догадывалась, кто звонит, и не ошиблась.
- Привет, Телмар!
- Привет, Мэй! Слушай, у меня отпуск. Есть идея: может, махнем в Питерсберг? Тебе бы немного развеяться. Погоняем на мотоциклах по лугам, вечером испечем пиццу и пожарим колбаски на огне. Помнится, тебе это нравилось!
- МЫ испечем, - хмыкнула Марджи. - В прошлый раз твоя помощь свелась к тому, что ты выпустил томат-пасту не на пиццу, а на свои штаны и съел все корнишоны!
- Но я ведь от души старался тебе помочь! - воскликнул парень так искренне, что Марджи невольно улыбнулась.
В предместье Питерсберга, у реки у Телмара был небольшой загородный домик. Из окон открывался красивый вид на луга и Исторический парк. В свободные дни брюнет ездил туда, с друзьями, девушками или с Марджи - когда она хотела провести пару дней на природе, отдохнуть от города и службы и развеяться.
- Почему бы и нет, - оживленно ответила девушка. - У меня сейчас пока полно свободного времени...
*
Услышав, что Кристель вышла из ванной, Марджи быстро скомкала разговор: "О-кей, стартуем через два часа от моего дома!" и прилегла на диван, свернувшись клубочком. Она не знала, зачем это делает. Но девушку уязвляло то, что много лет они с Кристель собирались на работу вдвоем, а теперь Кристель едет в гарнизон, а она остается дома. Марджи, почувствовав себя отброшенной на обочину, не хотела разговаривать с подругой.
- Марджи, я ухожу, и... - открыв дверь и увидев, что подруга спит, Кристель замолчала. Тихонько ступая, она подошла к дивану, набросила на подругу плед и так же тихо вышла. "Пусть отдыхает, даже для самого сильного человека есть предел. Перед нами Марджи держится по-прежнему как будто ей все нипочем, а на самом деле эти события ее задели очень сильно...".
Кристель посмотрела в зеркало, туже подтянула галстук на форменной рубашке и поправила прическу. Выражение твердой решимости, с которым она вошла в квартиру Эрика, снова появилась на ее лице.
- Со щитом или на щите, - пробормотала девушка и вышла из квартиры.
Когда щелкнул дверной замок, Марджи откинула плед, встала и начала укладывать небольшую дорожную сумку. "Может, зря я так? Кристель ведь не виновата в моем увольнении, а я от нее прячусь. Глупо!".
Ровно через два часа Мардж вывела из паркинга свой "харли", и тут же увидела у ворот Телмара, уже ждавшего ее. Да, готовить ее друг не умел, но на встречи никогда не опаздывал.
*
Кристель вошла в кабинет полковника, совершенно спокойная, хотя и представляла себе масштабы надвигающейся бури.
- Капитан Пинкстон, сэр, - доложил дежурный, открывая перед ней дверь.
- Пусть войдет! - рявкнул полковник.
У него в руках был листок бумаги, который девушка отправила командиру час назад. "Так. Всем надеть каски, броники и сказать "адьос" своим задницам!".
- Итак, - кивнув Кристель на кресло напротив, полковник перебросил бумагу через стол, - из вашего рапорта следует, что вы не согласны с моим приказом о переводе на штабную работу?
- Да, сэр, - с олимпийским спокойствием ответила девушка.
- Объяснитесь.
- Я не согласна с отстранением от полетов, сэр, и расцениваю это как попытку сведения личных счетов и злоупотребление должностными полномочиями.
- Каких личных счетов, капитан? - от тихого и мягкого голоса полковника сержант-дежурный у двери захотел оказаться где-нибудь подальше отсюда, пока не грянул гром.
- Такое же сведение счетов, сэр, как в шоу Трентона три дня назад, когда вы публично оскорбили меня и капитана Беркли, - напомнила Кристель, - именно так я расцениваю ваше предложение обратиться в реабилитационный центр! Мы готовы последовать вашему совету и пройти психиатрическую экспертизу, если потом вы, так же публично, признаете, что несправедливо оговорили нас.
- Кристель, - полковник от растерянности сбился с командного тона, - я не понимаю, какой бес в вас вселился? Вы обе были гордостью всего подразделения. Что с вами такое?
- Вы уже знаете, что Марджи невиновна, - голос Кристель дрогнул, - что это сделал капитан Макдугалл. Она так надеялась, что теперь вы отмените приказ об увольнении и была сражена, услышав вас по телевидению...
Мейерс отвел глаза и так ожесточенно затеребил ус, что чуть не оторвал его. В голосе девушки звучала такая горечь обиды, что его решимость поколебалась.
- В армии прежде всего дисциплина, - сказал он, - а капитан Беркли продемонстрировала полное ее отсутствие, когда я ознакомил ее с приказом. Где гарантия, что подобное не повторится?
- Но она здорова, - покраснела Кристель, - мы регулярно проходим медицинскую комиссию и всего три месяца назад получили заключение о том, что психических расстройств не имеем, и...
- Капитан Пинкстон, - вернулся к прежнему тону командир, - приказ не обсуждается. Идите на рабочее место и приступайте к работе.
- От штабной работы я отказываюсь, - Кристель поднялась и зашла за спинку кресла. Побелевшими от напряжения пальцами она сжала раму спинки, - приказу об отстранении от полетов не подчиняюсь.
- Но летать с другим напарником, кроме Беркли, тоже отказываетесь? - полковник взял со стола ее вчерашний рапорт. - Верно?
- Так точно, сэр.
- Так как это невозможно, я отдал приказ перевести вас на работу в штаб, но вы отказываетесь и от нее. Верно?
- Так точно, сэр.
- Вы, видимо, считаете, что родство с Миссис Бритвой дает вам право на пререкания со старшим офицером?
- Я считаю, что не вправе предавать друзей, сэр. А я уже один раз предала капитана Беркли, подчинившись вашему предыдущему приказу относительно ее.
- Но ваша отметка "подчиняюсь под давлением" внесена в протокол.
Кристель увидела на столе у Мейерса пару газет, где на первых полосах виднелись крупные буквы заголовка: "Новое расследование Миссис Бритвы!" и поняла: мама активно выполняет обещание устроить Мейерсу тридцать три неприятности и взялась за дело очень жестко. Обиженная за дочь и ее лучшую подругу, Натали была беспощадна. "Да, полковник, - про себя усмехнулась девушка, - смотрите, как бы с вас погоны не слетели! Думаю, во Вьетконге вам и в страшном сне не снилось, что вам может устроить мой мамик!".
- Да, очень рада, - сказала она вслух, - тогда я не хотела отправиться вслед за Марджи хотя бы до тех пор, пока не докажу, что ее подставили и не узнаю, кто это сделал.
- Проклятые журналюги! - ударил кулаком по газете Мейерс, - своими восхвалениями они совершенно вынесли вам мозги! Шакалы паршивые!
Кристель побледнела от возмущения; высказываясь в таком тоне о журналистах, полковник оскорбил и ее мать.
- Капитан, - рубанул полковник, - либо вы исполняете мой приказ и приступаете к работе в штабе, или пишете рапорт об увольнении здесь же, сейчас же!
Он знал о том, как Пинкстон дорожит службой в ВВС и ждал, что после этого Кристель прекратит бунтовать и без звука спустится в штаб.
Но Кристель ошеломила его. Она взяла со стола лист бумаги, ручку, села. Несколько минут оба молчали.
- Вот, - Кристель подвинула к Мейерсу лист, - рапорт. причины указаны.
Прочитав о том, что капитан Пинкстон обвиняет его в незаконном увольнении из личных побуждений, злоупотреблении служебными полномочиями, оказании давления, служебной тирании и гендерном шовинизме, полковник с трудом удержался от гневной вспышки. Пинкстон невозмутимо ждала его реакции. "Что же, сама напросилась!". Полковник размашисто расписался под рапортом и убрал его в папку для входящих документов.
- Теперь у меня больше свободы действий, - обернулась с порога Кристель, - я буду доказывать каждое слово в графе "Причины увольнения", пока нас не примут обратно на службу - вы, или ваш преемник!
- Как вам угодно, капитан, - сквозь зубы отозвался Мейерс. - У вас теперь будет много времени, которое нужно коротать...
- Думаю, это скоро будет у вас!
*
Из машины Кристель позвонила Куолену:
- Да, Эрик, - она перехватила руль одной рукой, чтобы закурить, - я бы хотела встретиться... не по телефону. О-кей, я еду. Да, ты был прав, он постарался "уйти" и меня А я ушла сразу, не дожидаясь следующего ушата с навозом... Правда? Хорошо, поговорим. Спасибо, Эрик. Я в раздрае... И я тебя люблю!
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Сен 27, 2015 6:13 am

ЧАСТЬ 2.


ЧАСТНЫЙ РЕЙС ВИРГИНСКИХ ОРЛИЦ
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Сен 27, 2015 7:34 am

1994 год.
Питерсберг, Виргиния. США.
Телмар с наслаждением нырнул с мостков, проплыл под водой метров двадцать и, отдуваясь, вынырнул в центре заводи. На мостки вышла Марджи. Она была в раздельном черном купальнике и пляжных тапочках.
В привычном камуфляже или свободных джинсах со свитерами или майками, или в байкерском костюме девушка выглядела угловатой, мужеподобной, двигалась размашисто, за что и заслужила от Кеннета прозвище "бабопарень". Телмар настолько привык видеть подругу детства неотличимой от парней, что сейчас просто обомлел, увидев, какая женственная у Мэй фигура - с плавными линиями, полной грудью, длинными красивыми ногами и упругими бедрами, а кожа даже с расстояния выглядит бархатистой...
Марджи остановилась на мостках. Солнце светило ей в глаза, и девушка не видела, как смотрит на нее Телмар. Устало потянувшись, она разбежалась и нырнула "ласточкой".
Телмар был настолько ошарашен своим открытием - "Она женщина, потрясающая женщина, как же я раньше не видел?" - что не заметил, как она подплыла к нему под водой.
Вырвавшись из ее рук, парень вынырнул и начал отчаянно отплевываться. От неожиданности он нахлебался воды.
Рядом вынырнула хохочущая Марджи.
- Тебе не надоело 20 лет попадаться на одну и ту же шутку? - спросила она. - Или ты мне подыгрываешь?
- Если бы ты не пекла такую вкусную пиццу, я бы тебе показал шутку! - заорал парень и ударил по воде, обдав девушку веером брызг.
- Да, хоть ты снова промазал томатом мимо пиццы и сжег весь лук, которым я хотела заправить начинку, ужин удался! - Марджи замолотила по воде двумя руками. - Ну, держись, морпех!
- Только вперед! - увертываясь от брызг, Телмар попытался поймать Марджи. Несколько минут они боролись в воде, как всегда, с воплями и смехом. Но сегодня что-то изменилось. Телмар ощутил это еще раньше, ночью в Куонтико. Тогда он впервые приобнял Марджи, и ему понравилось прикосновение к теплой девичьей коже. И сейчас он не понимал, почему вид подруги в купальнике, стоящей на мостках в лучах вечернего солнца, произвел на него такой эффект. Они не в первый раз купались вместе, но до сих пор ему и в голову не приходило воспринимать Мардж, как женщину. То, что эмоции выходят из-под контроля, ему не нравилось. Шеф сказал, что у Веселова уже все готово и скоро можно будет приступать к работе. А как он будет работать, если в голове полный сумбур?
*
- Знаешь, ты вовремя вызвал меня из города, - Марджи поворошила дрова в камине и натянула на колени подол длинной белой футболки; в тенниске и носочках с мордами Микки-Мауса на щиколотках, с озорной челочкой над лбом она была похожа не на военную летчицу, участника трех боевых кампаний, а на девчонку-подростка из летнего лагеря. За последние недели девушка похудела, и это ей шло. - А то я уже с катушек съезжала. Прикинь, сегодня я раскисла от того, что Кристель идет на службу, а я остаюсь дома, никому не нужная. Еще немного, и я распустила бы сопли. А здесь я быстро оклемаюсь.
- Видишь, как кстати, - Телмар щурился, глядя на огонь в камине и потягивая виски, слегка разбавленный кока-колой. - Что может быть лучше отдыха на природе! Хочешь? - кивнул он на мини-бар.
- Просто колы, - девушка потянулась, заведя руки за голову, и под тонкой белой тканью приподнялись груди, а подол тенниски пополз вверх, открывая крепкие загорелые коленки. - И я притворилась спящей, когда Кристель заглянула ко мне перед уходом. Вот до чего я расклеилась... Эй, Тел, все нормально? Ты колу мимо стакана льешь!
- Да, третья порция "Джонни" явно лишняя, - принужденно улыбнулся Телмар и усилием воли отвел взгляд от ладного тела девушки, прикрытого лишь легкой тенниской. - Со льдом или с содовой?
- Со льдом, ты же знаешь мои вкусы, - Марджи приподнялась и снова натянула подол на колени. Женская интуиция подсказала девушке, что происходит. Марджи надеялась, что ошибается, но в то же время находила что-то волнующее в этом моменте. - Телмар, да что с тобой? Проблемы с очередной подружкой, которая очень быстро из цыпочки превратилась в стерву?
- Мне сейчас не до телок, когда у тебя такие проблемы, - парень бросил в стакан два кубика льда и протянул напиток Марджи. Кубики льда тихонько постукивали о стенки стакана, пузырьки, как жемчужинки, облепили их. - Жаль, что этого урода сразу взяли под стражу, а то я бы ему прикус поправил.
- Не напоминай, - быстро сказала Марджи, - чувствую себя обманутой. И так обидно от того, что он мне завидовал. Не ожидала от Мака!
Она сердито отвернулась и, сонно глядя в камин, потягивала кока-колу. Телмар отвел глаза. Да, Брайану не помешало бы врезать за этот фокус с самолетом девушек. Конечно, усач всего лишь выполнял приказ шефа, все шло по плану. Но видя переживания Марджи, Телмар жалел о том, что отыграть назад уже невозможно. Еще он не знал, как завести с Мэй разговор о деле, которое Куолен хочет предложить Орлицам. Дело на двести миллионов долларов; на долю каждого выпадет такой куш, что можно не бояться нищей старости. Интересно, сколько ломанут себе шеф с Веселовым, если рядовому составу по десятке обещано? Да и пилоты при дележке, наверное, получат больше, чем Телмар, Кеннет, Дерек, Брайан, Малколм и Чак. Дело что надо, у Куолена мозги варят хорошо.
Марджи закурила и пошевелилась, устраиваясь поудобнее. Она тоже с головой ушла в размышления о том, что же будет дальше...
* Арлингтон.
Увидев, как заблестели глаза Кристель, когда он достал заранее приготовленную коробочку с тонким колечком и спросил "Ты выйдешь за меня замуж?", Куолен заранее угадал ответ. Сейчас он был для Кристель рыцарем, героем, пришедшим на помощь в беде, на ее воображение подействовало то, что бизнесмен из столицы оказался разведчиком. Хладнокровная прагматичная летчица оказалась не чужда романтики. И его личное обаяние сыграло роль. Эрик давно заметил, что очаровал Кристель. Это ее первое чувство, взявшее верх над холодным рассудком. Важно убедить девчонку в том, что ее чувство взаимно. А уже сейчас можно заговорить о деле...
- Да, Эрик, - откликнулась она, - я согласна!
Куолен привлек ее к себе:
- Спасибо!
- Теперь, когда я решил отойти от дел, - говорил он после долгого поцелуя, - я могу себе позволить жениться. Тем более что сейчас я встретил женщину, которая много для меня значит. Работа военного разведчика плохо совместима с браком. Раньше я не страдал от холостяцкой жизни, но сейчас все изменилось. Когда я встал перед выбором: или работа, или ты, преимущество оказалось у тебя.
- А я думала, тебя отпугнут наши проблемы, - задумчиво сказала Кристель, - обычно парни терпеть не могут, когда девушка думает о чем-то кроме них.
- Инфантильные маменькины сынки, - припечатал Куолен. - признак мужской зрелости - умение отвечать за свои действия и готовность прийти на помощь. Если бы я сбежал от твоих проблем, то перестал бы себя уважать.
- Немногие сейчас так рассуждают, - девушка поудобнее устроилась на диване.
- но перед отставкой мне предстоит еще одно дело, - Эрик задержал взгляд на точеных ножках Кристель, - нас теперь двое, и я должен обеспечить семью. Это в юности можно сбежать очертя голову с несколькими долларами в кармане и считать своим домом весь мир, а его крышей - небо. Я же хочу привести свою жену в наш дом. Дело сулит хороший гонорар, но я долго сомневался, стоит ли на него соглашаться потому что привык довольствоваться малым. Но у моей жены все должно быть самое лучшее...
Кристель и верила, и не верила в то, что, говоря о жене, Эрик имеет в виду ее. Он хочет обеспечить их будущее, их семью...
- Что за дело, если не секрет? - спросила она.
- Я могу рассказать тебе об этом. Работать придется в России. Из Якутии в Мурманск прибывает крупная партия алмазов. Я должен переправить их по воздушному коридору в Финляндию для продажи. На процент от выручки можно будет безбедно зажить в симпатичном домике... "Окно" через границу и транспорт нам обеспечит на месте один человек, с которым я пару раз работал в России. Он тоже хочет удалиться от дел и подзаработать на старость потому, что там на государственную пенсию прожить невозможно. Кстати, он приходил со мной на шоу и под впечатлением от вашего мастерства...
- Да, плохо, что он видел еще и нашу посадку, - покачала головой Кристель. - представляю, как он хохотал.
- После вашей тройной петли и пике в штопоре он два часа челюсть отвисшую подбирал, - обнял ее Куолен, - говорит, что ни разу такого не видел. И даже не обратил внимание на маленькие неприятности при посадке. Кстати, как вам удалось в последний момент избежать наезда на тележку? Даже я с лица сбледнул, боялся, что бедолагу-торговца сейчас раскатает... Да, так о моем компаньоне. Он офицер милиции, работает в маленьком городке у границы и сотрудничает с нами. Скоро я отправляюсь в Мурманск, - мужчина закурил "Житан. - Нужно будет еще найти подходящих пилотов, умелых и не болтливых. Вот только не знаю, стоит ли брать в дело русских. Несколько раз я с ними работал и не особо доверяю этой нации, от них жди чего угодно...
Кристель тоже достала "Кул". Она была уверена, что правильно сделала, когда полковник хотел засадить ее за бумаги в штабе. Но мысль о том, что она ушла с любимой работы, не оставляла девушку весь день. Не так Кристель хотелось завершить карьеру летчика. Ее заключительный полет должен быть важным, событийным. Марджи была с ней солидарна, она тоже мечтала о подвиге. "Да, Марджи... Даже в тюрьме она держалась стойко, потому что надеялась вернуться на службу, когда будет доказана ее невиновность. А интервью Мейерса в телешоу ее подкосило. Мэй, словно в воду опущенная, не знает, куда себя девать. Мы налетали вместе столько миль и работали в паре везде, куда нас посылали. Черт побери! Пинкстон, ты гений!".
- А зачем тебе русские летчики? - спросила она. - Я могу предложить тебе две кандидатуры. Крепкие профессионалы, опыт работы в "горячих точках", сейчас не у дел.
- Ты говоришь о себе? - Куолен возликовал. Его замысел осуществлялся, как по нотам. Девушка сама заговорила на нужную тему.
- Да, Эрик, раз речь идет о НАШЕМ будущем, то и я хочу принять участие в его устройстве, а не просто явиться на все готовенькое. Да и Марджи... Может, она захочет открыть свое дело и согласится подработать за стартовый капитал. Да и разве она откажет в помощи напарнице?
- Думаешь, она согласится? - изобразил сомнение Куолен. "Это, конечно, вряд ли, Телмар свое дело знает!". - Все-таки дело может со стороны показаться не совсем законным, а твоя подруга кажется человеком очень прямым, и...
- После того, как Макдугалл нас подставил, а Мейерс вышвырнул со службы коленом под зад, ее мировоззрение претерпело изменения, розовые очки слетели с носа и разбились, - буркнула Кристель. - Да, это странно звучит, но раньше мы были идеалистками, несмотря на весь свой боевой опыт. Верили в то, что выполняем патриотический долг и нужны родине. А нас смешали с грязью из-за неудачной посадки на авиашоу, как будто только этого и ждали...
Она отвернулась, мрачно глядя на огни ночного города за окном. Эрик молча поглаживал со спины узкие напряженные плечи девушки.
- Я поговорю с Мардж, когда она вернется из-за города, - сказала Кристель, - думаю, она согласится. Мы имеем право на компенсацию.
- Ты великолепна, Кристель. Пилот с золотыми руками, подруга с золотым сердцем и удивительная женщина. Я все больше тобой очаровываюсь...
- Просто с детства я научилась рассчитывать только на себя, - Кристель пока не стала рассказывать Эрику о том, что видела в детстве в соседском саду...
* Питерсберг.
Телмар подбросил в огонь еще пару поленьев и тронул за плечо сидящую на медвежьей шкуре у решетки девушку:
- Может, уже пойдешь спать, Мэй? Что-то тебя совсем сморило.
- Если бы, - подняла голову Марджи, - вторую ночь сна ни в одном глазу. Как бы я хотела, чтобы вся эта хрень оказалась сном, - она вытянула ноги в забавных детских носочках. -
Проснуться бы от звона будильника, выпить кофе и заступить на дежурство, и чтобы не было ни аварии, ни увольнения, ни тюрьмы...
Она покачала головой, отгоняя воспоминания о двери с волчком", решетке на окне, наручниках и комнате для досмотров, откуда она каждый раз выходила, чувствуя себя униженной и грязной. Девушка старалась об этом забыть, но воспоминания снова и снова лезли ей в голову - о воняющих дешевым табаком толстых пальцах Риттер, бесцеремонных прикосновениях, сальных шутках... "А я все-таки поставила ее на место! - тут же с гордостью думала девушка, - а то ишь, привыкла вести себя с заключенными, как со скотом!".
Телмар внимательно посмотрел на нее и опустился на корточки рядом, участливо коснувшись руки девушки:
- Что, Мэй? Если тебя что-то мучает, расскажи. Поделись со мной, может, отпустит.
Она раскрыла рот, но поняла, что не может рассказать такое своему другу. Марджи и самой стыдно было об этом вспоминать. И откуда-то пришла мысль: "Разве можно это рассказывать мужчине?".
- Ну ладно, не буду настаивать, если ты не хочешь, - кивнул брюнет. - Но я вижу, что-то тебя гнетет. Если все же захочешь пооткровенничать, я всегда тебя правильно пойму, - он обнял девушку и привлек к себе. - Я твой друг и ты можешь мне довериться.
- Спасибо, Тел, - девушка придвинулась к нему и склонила голову на плечо парня. - Просто я себя чувствую так, будто меня отбросили на обочину, да еще и в грязи изваляли...
От ее русых волос пахло речной свежестью и вольным ветром виргинских лугов. В первый раз железная Мэй так доверчиво приникла к его плечу, ища утешения. В первый раз Телмар не только старался подбодрить ее, но и обостренно ощущал прикосновения ее груди, обнимал стройную талию, вспоминал ощущение теплой упругой кожи ее плеч в Куонтико. "А ее губы, наверное, еще сладкие и пахнут колой, - подумал брюнет, - интересно, как они не обветриваются? Мардж сроду не пользуется даже гигиенической помадой. мои подружки вечно ныли, что у них губы трескаются, хотя мажут их в семь слоев...".
Они уже прижались друг к другу вплотную. Телмар ощущал ее всем телом, слышал, как бьется ее сердце, а руки девушки тянулись, чтобы обвиться вокруг его плеч...
Марджи встряхнулась, сгоняя наваждение, оттолкнула Телмара и поднялась.
- Я, наверное, поеду домой, - сказала она, - пока мы не наделали глупостей. Это угробит нашу дружбу, а я этого не хочу, - она схватила с кресла купальный халат и запахнулась в него. - У меня только двое друзей, Кристель и ты, и я дорожу вами обоими... Я поеду, - девушка отступила к двери в коридор, ведущий к спальням.
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Окт 04, 2015 7:46 am

Телмар поднялся, ошеломленный и обескураженный тем, что получилось. Он просто хотел ободрить Мэй, успокоить ее. Но и она тоже: ведет себя, как дикарка.
- Извини, - сказал он, - не надо уезжать. Этого больше не повторится. Или ты теперь считаешь меня павианом?
- На обезьяну ты точно не похож, - улыбнулась Марджи.
- У тебя есть парень? - поинтересовался брюнет. - Я не знал. Видимо, я для тебя не более чем друг, и я тоже дорожу твоей дружбой. Но ты стала очень интересной женщиной, и я не могу этого не видеть...
- У меня была любимая работа, - Марджи отошла к окну, села и закурила, - я отдавала ей себя без остатка и была уверена, что любовь и семейная жизнь - не для меня, что я солдат и не более того. А теперь все рухнуло вместе с нашим самолетом, многое предстало в ином свете, словно встало с ног на голову. То, что раньше было смыслом моей жизни, исчезло... Да нет, Тел, не беспокойся. Ты неправильно меня понял. Суицидальных наклонностей у меня нет. Может, кто-то и обрадовался бы, но хрен им в глотку! - задиристо припечатала девушка. - Просто я думаю: надо перестраиваться, искать место в жизни заново... А я пока в растерянности.
- Ты?! - удивился Телмар. - А разве ты раздумала бороться за свои права?
- Нет, но Мейерс - тоже сильный противник. Нашла коса на камень, как говорят русские. Приди я к нему с повинной, пусти слезу, взмолись, он отменил бы приказ. Но я так не могу. Виниться мне не в чем!
- Да уж, даже представить не могу, чтобы ты плакала и умоляла.
- А значит, мы только попортим друг другу нервы и все, - девушка погасила окурок. - Я не отступаюсь раньше времени, но понимаю, что шансов вернуться на службу мало. И думаю: не зря ли я отдала десять лет небу, то есть мы обе отдали, чтобы нас так "отблагодарили".
- Хорошо, что ты все это высказала, - Телмар оседлал стул напротив нее. - Может теперь тебя отпустит, а то ходишь сама не своя. Я все понял. Ну а что ты думаешь о нас? Если ты считаешь, что мы можем быть только друзьями, я это принимаю. Ты для меня уже больше, чем друг, но я уважаю твое мнение.
- Даже если я скажу, что кроме дружбы между нами ничего быть не может? - уточнила Марджи.
- Да. Потому, что такого друга, как ты, потерять - дураком надо быть!
Марджи помолчала, накручивая на палец поясок халата. Она не знала, что ответить. Такого с ней не было уже давно.
* Выборг. Ленинградская область. Россия.
Всю жизнь Павел Веселов работал в милиции небольшого городка на берегу Финского залива, невдалеке от границы. Но только в последние 5 лет научился извлекать выгоду из своей профессии. Во все времена были люди, желающие пересечь границу или переправиться через залив или обратно без контактов с таможней, проволочек и проверок. А кто лучше местного жителя, тем более - сотрудника милиции в высоких чинах, знает "коридоры" и "окна", которые можно использовать в таких случаях?
Начальником милиции в Выборге Павел был уже десять лет. В начале он еще радел за дело, но постепенно начал расхолаживаться. Работа милиционера становилась все более опасной и все менее престижной. И однажды Веселов перестал отгонять от себя мысли: а стоит ли блюсти честь мундира, если это ничего, кроме копеек, гастрита и пули в фуражку, не даст? Ну, в лучшем случае, пенсию, на которую концы с концами не сведешь.
Дело с якутскими алмазами обещало обеспечить Веселову безбедную старость. Им с Куоленом предназначалось по 25% прибыли, а на эти деньги он заживет, как король, где только захочет. Жаль только, что ехать придется к одному. Жена ушла от полунищего участкового Веселова еще в 86-м году, прельстившись большими заработками развеселого ленинградского фарцовщика. Павел не спешил жениться вторично, ограничиваясь кратковременными, ни к чему не обязывающими отношениями. Сейчас он расстался со своей пассией и наслаждался одиночеством.
Начало лета выдалось неспокойным. На белые ночи в Ленобласть съезжались туристы; приехали из Ленинграда на каникулы студенты, празднующие вольницу, и город содрогался от бурного веселья. Отрядов народной дружины уже не было, и Веселов приказал усилить работу патрулей. Кроме того, в частном секторе и даже в парке снова появились сумасшедшие кладоискатели, ищущие шведское золото... Такой самодеятельности на своем участке Павел потерпеть не мог и боролся с копателями беспощадно. Параллельно он вел переговоры с Верхоянском и "пробивал окно" через границу по воздуху. Самолет уже ждал в Мурманске на "заброшенном" аэродроме у Туломы. Руководил аэродромом армейский товарищ Павла, который после двух лет в Афгане готов был оказать любую помощь собрату по оружию. Оставалось только дождаться, когда в Мурманск прибудет курьер из Якутии и соберется группа Куолена. Интересно, как у Волка обстоят дела с теми двумя девушками, уломал ли он их? Веселов часто вспоминал обеих - тоненькую блондинку и русоволосую крепышку. Виргинские Орлицы, гордость Вооруженных Сил США. "Сукин сын Куолен. Ничего святого нет!". И думал о том, что наконец-то узнает, какого цвета глаза у белокурой девушки...
* Питерсберг, Виргиния. США.
Пауза затягивалась. Марджи кашлянула и сказала:
- Телмар, я тоже очень дорожу нашей дружбой. Потому, что в жизни я не раз убедилась: хороший друг ценнее мужика для секса. Давай пока оставим все как есть.
- Пока? - переспросил Телмар. - Так я все-таки могу надеяться? Мне это нравится!
- Кому чего! - рассмеялась Марджи, - тоже мне, Казанова! Пошли лучше отдыхать, а то я уже сидя сплю!
- Прекрасно, значит, твоя бессонница прошла! - хлопнул ее по плечу Телмар.
*
Свежий воздух, купание и усталость с дороги сделали свое дело. Марджи натянула легкую оливковую пижаму, забралась в постель и заснула, едва успев коснуться головой подушки.
*
Телмар погасил свет, но долго ворочался в постели. В эти дни он должен поговорить с Мэй о деле, но не знал, с чего начать, а на этом разговоре многое завязано.
*
- Все-таки каждой женщине приятно, когда мужчина готовит ей завтрак! - заглянула на кухню Марджи. В халате, с влажными после душа волосами, румяная и улыбчивая, она выглядела лучше, чем вчера, и уже не походила на сверкавшую глазами мрачную женщину, какой ее запомнили в последние недели.
Телмар ловко перевернул глазунью на сковородке и сунул в тостер ломтики хлеба:
- А что же мне оставалось, когда ты так разоспалась? Не помирать же с голоду!
- Могу я поспать на гражданке? - фыркнула девушка. - Ничего, без завтрака с голоду не помрешь. В армии нас хорошо натренировали. Помнишь курсы выживания?..
- Мы потом еле ноги таскали, - Телмар включил кофеварку, - ты стала, как щепка.
- Зато не посрамили ВВС и морпех, - Марджи села к столу. - Орлицы и Ястреб лучше всех!
Она встала и вышла. Через пару минут вернулась уже в обрезанных до колен джинсах и белой майке.
- Прошу к столу, - Телмар поставил перед ней тарелку с яичницей и тостами. - А ты сегодня лучше выглядишь, веселая, расслабилась. А то раньше я за тебя побаивался.
- Да, отпустило. Тишина и уединение, вот, что мне было нужно.
- У меня отпуск, - Телмар сел напротив нее, - и мы можем побыть тут сколько ты захочешь, пока не почувствуешь себя о-кей.
- Хорошая мысль, Тел, - просияла Марджи, - в городе я тынялась, как потерянная, а здесь быстрее соберу себя по кусочкам...
Наслаждаясь первой чашкой кофе и первой утренней сигаретой, девушка позвонила матери. Миссис Беркли пожелала ей хорошего отдыха. Она считала, что неделя на природе пойдет Мэй на пользу и еще, лелеяла надежду на то, что дружба ее дочери и Телмара перерастет в более серьезные отношения. "Неладно это, если девочка все одна да одна!".
Кристель ответила: "О-кей, тебе действительно нужен отдых!" и сказала, что, когда Мардж вернется, у них будет деловая беседа...
*
- Ты что-то хочешь мне рассказать, Тел? - спросила Марджи, когда они на закате втаскивали лодку на мостки и привязывали ее. - Заметила, что ты весь день собираешься с духом.
- Пошли в дом, разговор будет длинным.
*
В гостиной Телмар занялся камином. В начале июня вечера были еще прохладными, и, катаясь на лодке, оба слегка замерзли.
- Я не рассказывал тебе, - начал он, - но помимо морпеха, я работаю еще на одного парня...
Марджи вопросительно подняла брови.
- Не на мафию, нет, - продолжал Телмар, - он из Лэнгли, спец по разрешению трудных ситуаций. Попасть к нему в отряд - значит, доказать, что ты - лучший из лучших. Людей он отбирает сам, просеивает через мелкое сито. Кстати, ребята тоже у него работают.
- И это строгий отбор? - Марджи сняла ковбойку, надетую поверх белой майки, и закурила у окна. - Извини, но они порой ведут себя, как недоумки.
- Иногда да, - Телмар поправил кочергой дрова и отошел к мини-бару. - Но в деле они мастера. На работе никто не пытается валять дурака.
- И чем я заинтересовала твоего шефа? - спросила Марджи.
- Ты угадала, он действительно хочет предложить тебе работу. Он убежден в том, что Мейерс - идиот, если уволил по ерунде такого летчика. Кто же тогда в армии останется? Одни придурки?
- Что за работа?
- Для тебя и Кристель. Пилотировать самолет из России в Финляндию. гонорар такой, что вам и не снилось.
- Новое дело: он и Кристель взял в оборот? Минуточку! - Марджи быстро вспомнила все, что озадачивало ее в последнее время в отношениях подруги с новым приятелем. - По-моему... Твою мать! Это Ливингстон?
- Снова угадала. На самом деле его зовут по-другому, Ливингстоном он представляется вне работы.
- Так он замутил с Крис из-за своего дела?
- Не знаю, может, она ему на самом деле нравится, - Телмар пока не рассказывал Мэй, что именно Куолен вытащил ее из тюрьмы. - По крайней мере, мне так кажется. Ну, что?
- И что я получу за этот рейс? - Марджи решила сперва все выяснить. - Постоянную работу в Лэнгли или в вашем отряде? Или одноразовый гонорар?
Телмар замялся. Если сказать Мэй про 200 миллионов, девчонка может заподозрить криминальный душок и взбрыкнуть. И все. Иной раз ее не сдвинешь. Да еще сейчас, сразу после тюрьмы. Но если он не ответит, Мэй тоже может насторожиться. "У шефа с его подружкой все на мази, а я завис. Все-таки с влюбленной девицей легче работать, чем с другом детства!".
- Вопросы к шефу, - сказал он, - не мой уровень.
- А Кристель уже знает, что ей предлагают работу?
- Она уже согласна, - Телмар подал Марджи стакан ее любимого ананасового сока с кокосовым молочком.
- Так-так, - помрачнела Марджи, - все ясно, значит, у нее уже начались тайны от меня. Дай мне время, мне нужно обдумать это предложение.
* Арлингтон.
- Я тебя не совсем понимаю. Ты получаешь сомнительное предложение от мутного типа, ради этого бросаешь работу и готова очертя голову лезть за ним в любую задницу?
- Ты не совсем права. Сначала я уволилась, когда полковник решил упечь меня на бумажную должность, а потом уже Эрик предложил нам работу. И он вовсе не мутный. Ведь Телмар тебе сказал, что Эрик работает на разведку. И ты еще не знаешь о нем...
Девушки готовили свою любимую пиццу, разговаривая о предложении Куолена и Телмара.
- Значит, еще узнаю, - Марджи натирала сыр на мелкой терке. - И ты что - согласна?
- Нет, гневно отказалась, пошла на биржу труда и завела трех кастрированных кошек! Кристель с таким ожесточением месила тесто, словно это были Мейерс и Ройстон.
Марджи подняла голову и внимательно посмотрела на нее:
- Раньше ты не была такой язвой.
- А раньше с нами не обращались, как с дерьмом собачьим! Все наши прошлые заслуги забыты, нас вываляли в грязи и вышвырнули, да еще выставляют свихнувшимися истеричками. Еще недавно нами восхищались, а сейчас только ленивый не зубоскалит на наш счет. Да пошли они...!
- Ты так завелась, словно это тебе пришлось сидеть в "одиночке", - Марджи отошла, чтобы закурить у окна, - и словно это на тебя хотели повесить "десятку" за порчу самолета и аварию. Все это упало на меня, но я не психую...
- Извини, - слова подруги немного остудили Кристель, - ты права, буду сдержаннее. Да, я согласилась. Эрик уверял, что гонорар будет таким, что нам не придется бедствовать. Он сделал мне предложение. Я согласилась и на это.
- Мило, - Марджи села на табурет, - и за какую работу СТОЛЬКО платят? Во-вторых, почему ты расписываешься и за меня?
- А ты хочешь отказаться? И чем думаешь заняться в отставке? Перебиваться случайными заработками или открыть свое дело? А на какие шиши?
- Мне просто интересно, в чем будет заключаться наша работа за большой гонорар? - Марджи ткнула окурок в пепельницу. - Или ты пока этого не знаешь? - она снова склонилась над столом, нарезая корнишоны.
- Транспортировка партии алмазов из Мурманска в Хельсинки, - Кристель переложила тесто на противень. - Эрик обеспечивает охрану груза.
- А сделать собирается обратное? Судя по его обещаниям "безбедной жизни"? Знаешь, как это называется: "Вор у вора шапку украл"!
Кристель пожала плечами, выражая так нежелание развивать эту тему.
- По-моему, он втягивает тебя в криминал, - Марджи стала выкладывать на тесто начинку, - а ты идешь на поводу.
- Я не думала, что мое желание устроить наше будущее и свою личную жизнь ты примешь в штыки, - отбрила Кристель. - Впрочем, могла бы заметить. Стоит мне с кем-то познакомиться, как ты начинаешь его высмеивать, стебаться, выставлять парня полным идиотом, и заканчивалось тем, что я его бросала и смеялась вместе с тобой. А тебе одно нудно - самолеты и адреналин, остальное - фиолетово, - в пылу она говорила уже много лишнего, но остановиться не могла, - извини, но тебе за тридцать и с имиджем бунтующего подростка пора расстаться, - Кристель выразительно посмотрела на "рваные" джинсы и черную майку "Рок-н-ролл" на подруге. - За этим ты прячешься, но нельзя же прятаться всю жизнь от детских воспоминаний и сопротивляться, когда тебя пытаются вытащить из этой скорлупы только потому, что в каждом мужчине ты видишь мистера Уитфилда и боишься стать похожей на его жену!
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Окт 11, 2015 7:35 am

Марджи в этот момент ставила противень в духовку. От резких слов Кристель она выронила рукавичку и чуть не обожгла ладонь.
- Теперь я еще и застрявшая в детстве трусиха, - принужденно усмехнулась она, ставя таймер. - Кем еще ты меня назовешь, Крис?
- Такого я не говорила, - начала сердиться Кристель, - не переводи стрелки. Да, этот рейс не совсем законный. Но после того, что с нами сделали, почему мы должны отказываться от шанса изменить жизнь к лучшему лишь потому, что это незаконно?
- Я тебя не узнаю. Никогда не слышала от тебя таких суждений. И не ожидала, что Эрик так задурит тебе мозги. Что произошло, пока я была в тюрьме?
- Мисс "Ни один парень не запудрит мне мозги"! Было бы, чем гордиться!
- Да пошла ты! - Марджи хлопнула дверью. Кристель ощутила укол совести, увидев, как изменилась в лице подруга. На лице уходящей из кухни Мардж смешались обида, растерянность, недоумение, а голубые глаза подозрительно заблестели.
Она вошла в комнату подруги. При виде ее Марджи отвернулась, но Кристель с порога успела заметить влажные дорожки на щеках подруги.
- Ну извини пожалуйста, - девушка села на край кровати и тронула подругу за плечо. - Мне жаль, что я такое сказала. На самом деле я вовсе не думаю о тебе так.
- Значит, ты говоришь, не думая? - повернулась на спину Марджи.
- Иногда бывает.
- Ладно, - Марджи села, - друзей мы принимаем такими, каковы они есть, и я хорошо понимаю, что идеальных людей не существует. Ты меня неправильно поняла, Крис, я рада, что ты встретила свою любовь. А если он мне не нравится - это ведь твой жених, а не мой. Но, черт побери, давай назовем вещи своими именами: он хочет украсть алмазы, а нас сделать соучастницами!
- А если и так? - пожала плечами Кристель. - На работе нам и за триста лет не заработать такие деньги. А учитывая то, с каким треском нас выперли со службы, вероятность получить хорошее место практически равна нулю. Максимум, что нам светит - это место посудомойки в пиццерии. Ты предпочитаешь отскребать кетчуп от тарелок после того, как у нас весь мир был под крылом? А как же твоя мечта о подвиге?
- Драпать через Балтику с ворованными алмазами - это подвиг? - Марджи села рядом с Кристель.
- Не через Балтику, а через Финский залив. Так ты отказываешься? Ладно, я не обижусь. Но... Но я уволилась потому, что не хотела летать с другим напарником, считала это предательством. А ты бросаешь меня?.. Из-за чего? Ты еще веришь в то, чем нам начиняли головы в учебке?
- "Без веры никуда, Стрэнникс", - вспомнила Марджи прошлогодний хит Эндрю Дэвиса. - Я еще ничего не решила, так что не перекручивай гайки. Но ты меня вырубила.
- Для бойца в нокауте ты слишком разговорчива. Мэй, я очень на тебя рассчитываю. Когда я полечу через Залив, рядом должен быть напарник, которому я доверяю. А кому я доверяю больше, чем тебе?
Марджи молчала, рассматривая колени. Потом спросила:
- Думаешь, мне легко вот так, моментально принять такое решение? Удивляюсь, что ты согласилась вот так, запросто. С одной стороны, ты права. Мы ничем не рискуем, после этого "задания" мы спокойно вернемся домой и нам даже не придется рубить все связи и скрываться... Но это грань, которую мы пока не перешагивали, а сейчас ты из берцев выскакиваешь, так рвешься совершить этот прыжок, и все из-за этого жирдоса Эрика?
- Между прочим, именно этот "жирдос" устраивал нам встречи без стекла в тюрьме и раскусил Мака, заставил его явиться с повинной, - напомнила Кристель, - иначе ты до сих пор сидела бы в камере, и тебе бы никто не верил. Эрик говорил, что всегда готов помочь мне, и сдержал слово.
Марджи взметнулась с дивана:
- Так значит, мы ему должны?! Да лучше бы я тогда оставалась в тюрьме! Мы же теперь до гроба с ним не развяжемся! Ох, Крис, ну ты и додумалась!
- Не сгущай краски, - поморщилась Кристель, - представляешь Эрика чудовищем. Он вовсе не требует от нас всей жизни. И если хочешь знать, это я предложила ему нашу кандидатуру для полета...
Марджи со стоном бросилась на широкую низкую кушетку, разбросав руки:
- В больничку! К психиатрам! Тебе! Или мне! Или обеим! Потому что ты чокнулась от своего Эрика, а я - от твоих безумных выходок!
- И кстати, - спокойно продолжала Кристель, - ты не думала ни о каких гранях, когда впереди всех рвалась в Афганистан, Ирак, Чечню, не слушая никаких уговоров! А сейчас ты поджимаешь уши, боясь каких-то моральных аспектов и отказываешься помочь мне...
- Я не думала, что ты такая язва. Да, раньше я мало задумывалась о моральных аспектах и только сейчас поняла, сколько переживаний доставила маме и сестре. Как и ты - своим родителям, Крис, ведь ты записывалась в "горячие точки" вслед за мной.
- Мы выполняли свой долг перед Родиной десять лет, забывая о себе, - парировала Кристель, - и за это самопожертвование нам нагадили в душу. Если мы больше не нужны стране, то можем подумать и о своих интересах, верно? Почему мы должны начинать с нуля, когда у нас есть возможность взять куда лучший старт?
Марджи горько усмехнулась, сидя по-турецки на кушетке:
- Ну как я могу оставить тебя одну сейчас, когда тебе совсем снесло башню? Значит, таков будет триумфальный полет Орлиц? Хоть я его себе и иначе представляла...
- Спасибо, Мэй, - Кристель потянулась, чтобы обнять ее; подруга со смешком высвободилась.
- Кстати, насчет парней, - она закурила. - Хочу рассказать тебе. Телмар за городом вдруг попытался за мной приударить. Я чуть было не откликнулась. Наверное, я тоже этого хотела... Чуть не уехала домой в тот же вечер!
- Но почему?
- Я не смогла. Мы дружим двадцать лет. Это было бы... ну, неестественно как-то. Как кровосмешение или предательство.
- Почему?
- Предательство по отношению к нашей дружбе. И Тел это тоже признал, когда у него снова включилась большая голова вместо маленькой.
- С тобой не соглашаться - себе дороже. А я тебя не понимаю. Если ваши отношения переходят в иную стадию, почему ты этому противишься?
- Не знаю, Кристель... Наверное, я еще не готова. Или Телмар - не тот человек, ради которого я изменила бы свое мировоззрение.
- Ну и кто из нас сильнее прибабахнутый?..
*
Куолен любил назначать деловые встречи на яхте, которую выводил почти в открытое море. Павел Веселов приезжал на такие встречи уже несколько раз. Сегодня Куолен наметил заключительное совещание и знакомство с пилотами.
Кристель и Марджи прибыли на яхту на моторке Телмара, раздраженные из-за пробок на междугороднем шоссе.
В кают-компании их уже дожидались Куолен и Павел; Брайан, Дерек, Кеннет и еще двое незнакомых мужчин - один - лысеющий блондин обыденной наружности, второй - угрюмый здоровяк с квадратной челюстью.
Девушки сразу узнали Павла, хоть и видели его мельком на трибуне Эрика.
- Снимаемся с якоря, - сказал Куолен, и Телмар вышел. - Добро пожаловать, дамы. Итак, сейчас я вас познакомлю. Мистер Веселов - наш компаньон. Мисс Пинкстон, мисс Беркли - наши пилоты.
Эрик представил Кристель Брайана, Кеннета и Дерека и познакомил девушек с двумя новыми людьми, механиком Малколмом и охранником Чаком.
Под полом зашумели машины, яхта качнулась. Вернулся Телмар и отошел, чтобы налить себе виски с содовой.
- Что желаете выпить? - Куолен указал девушкам на бар.
- Кофе, - ответила Кристель, осматриваясь. "Скорее похоже на явку гангстеров, чем на конспиративную территорию агента ЦРУ... Хотя, я могу судить и о том, и о другом только по фильмам. Может, я ошибаюсь?".
- Мне тоже, - Марджи неловко устроилась на краю кресла. Ей не нравились роскошная яхта, богатый бар и хозяйское поведение Куолена. "Если он в первый раз прокручивает такое дельце, то откуда у него яхта, да еще такая навороченная; "Мазерати"? Жалованье за 20 лет отложил?". Да и товарищи Куолена, здоровяки в "гавайках", с татуировками и оттопыренными карманами, дымившие сигаретами и потягивающие крепкие коктейли, больше напоминали головорезов, чем сотрудников разведки.
Похоже, Кристель тоже чувствовала - что-то не так. Но влюбленность мешала ей полноценно проанализировать свои догадки. Она верила Эрику.
Веселов рассматривал девушек. У блондинки оказались серо-зеленые глаза, большие и выразительные. Вблизи она выглядела еще моложе, скорее похожая на студентку колледжа, чем на опытного пилота. Кристель была в узких голубых джинсах и "ковбойке", что усиливало впечатление юности. У Марджи были крупные красивые черты лица и яркие синие глаза. Густые волосы, темно-русые с золотистым оттенком, смотрелись бы очень эффектно, если бы девушка не остригла их почти под "ноль". Мускулистая фигура была подчеркнута темно-синими джинсами и полосатой майкой. Мужские повадки смазывали впечатление от миловидности Марджи. Ее подруга, несмотря на суровое выражение лица, не тронутого косметикой, и цепкий проницательный взгляд, все-таки выглядела более женственной. Но здоровяк Телмар посматривал на синеглазку с явной симпатией.
Малколм забрал из кофе-машины две чашки кофе и поставил перед девушками. Куолен поднялся с места и откашлялся:
- Ну, что ж, все в сборе, пора поговорить о деле...
* Вашингтон, округ Колумбия.
- В последние недели ты не балуешь нас визитами, - улыбнулась Натали, увидев, как в патио входит дочь.
Выходной день миссис Пинкстон проводила у клумбы со своими любимыми розами. Элегантный костюм она сменила на потертые джинсы и футболку, волосы убрала под косынку в горошек и меньше всего была похожа на звезду столичной прессы и грозу всех, кто имел несчастье попасть ей на язык.
Кристель поставила дорожную сумку и вытерла лоб:
- Решила погостить у вас несколько дней, благо, пока у меня есть на это время. Тебе помочь с клумбой?
- Потом, - Натали посмотрела на белые джинсы и розовую майку дочери. - Будет очень жалко, если ты испачкаешь одежду, - она поднялась и вытерла руки лежащим на скамейке вафельным полотенцем. - Прекрасная идея, Кристель! Тем более что я как раз взяла неделю отпуска...
- Прекрасно, мама. А Марджи отправилась в предместье к своим. Миссис Беркли еще неважно себя чувствует после суда...
- Ох и суд! - Натали сердито передернула узкими плечами. - Клоунада! Парад самовлюбленных самцов-женоненавистников! И среди присяжных - ни одной женщины, специально, наверное, подбирали. Ничего, кое-кому я уже пальнула солью, куда следует. На очереди еще один материал. Пусть Мейерс крепче за погоны держится, а Ройстон - покупает теплые носки. Выслуживать пенсию ему придется где-нибудь на море Бофорта!
- Не слишком ли круто, мама? - вступилась за экс-командира Кристель, - он все-таки уважаемый человек, а в случившемся отчасти виноваты мы сами...
- Пошли в дом, - предложила мать, - я приготовлю нам чай со льдом и лаймом. Очень жаркий день сегодня.
- При всем уважении к нашивкам и орденам Мейерса, - вернулась к разговору миссис Пинкстон, когда они с дочерью сидели в гостиной и пили охлажденный чай, - я не могу закрыть глаза на это самодурство. Не удосужился разобраться как следует в ситуации, уволил тебя и отдал под суд Марджи! Бедная Мэри слегла из-за этого. И Ройстон хорош - отпечатки с термоса снял, а механизмы внутри радиостанции забыл проверить! Документы у них пропадали, следы воска только с третьей попытки нашли! Нет, дочка, об этом нужно говорить, такого в армии быть не должно! Поэтому я и веду свое расследование в прессе.
Узнав, что отец уже третий день возвращается из Пентагона глубокой ночью, а уезжает на рассвете потому, что готовится сдавать дела заместителю перед переводом на повышение, Кристель вздохнула: "Ладно, может, все-таки выкроит время и для меня?". Младшие братья Кристель, Джейк и Роджер, накануне вернулись с учений во Флориде. Как и сестра, они тоже избрали строевую службу и уже носили погоны первых лейтенантов ВМФ США.
- Вечером они приедут из Аннаполиса, - сообщила Натали, положив трубку, - они тоже очень обрадовались твоему приезду.
*
- Как же ты будешь без службы? - спросила Натали, узнав о событиях последних дней. - С трудом верится, что ты сама уволилась из ВВС...
- Лучше уйти, хлопнув дверью, чем вылететь от пинка под зад, - пожала плечами девушка.
Мать недовольно подняла брови:
- Кристель!
- Извини, мама. Понимаешь, меня бы все равно "ушли". Сначала мне хотели навязать другого напарника, потом - засунуть в штаб на канцелярскую работу. А потом, наверное, и у меня термос опрокинулся или горящий окурок в корзине для бумаг оказался бы. Еще и под статью бы угодила. Или медкомиссию могла не пройти. Нашли бы нестабильное состояние, какой-нибудь послевоенный синдром и выперли бы по состоянию здоровья. А так я приняла это решение сама и все знают, из-за чего.
- Все понятно, ты права, - Натали повернулась на бок на пляжном полотенце у бассейна и посмотрела на Кристель сквозь черные очки, - но ты не ответила, как же ты будешь вдали от самолетов? Я думала, вы с Марджори без кабины и штурвала жизни не мыслите.
- Самолеты есть не только в Арлингтоне, - Кристель потянулась, закинув руки за голову и разминая ноги. - Может, перейдем в гражданскую авиацию, может, откроем свою авиашколу или фирму воздушных перевозок...
Натали и Кристель загорали у бассейна, расстелив на ухоженном газоне яркие красно-синие полотенца. Обе стройные, длинноногие, в черных купальниках. Натали - в цельном купальнике, Кристель - в бикини - и темных очках. На второй день после бурной семейной встречи с братьями и отцом за ужином девушка решила завести с матерью разговор о предстоящих переменах. Только нужно было помнить об осторожности и не сболтнуть лишнего. Чтобы мама потом не увязала что-то с новостями об алмазах в России.
- Тоже понятно, - Натали потянулась за бутылочкой воды, лежавшей в траве, - если полеты - ваше призвание, то новую работу вам тоже нужно искать по специальности. Но, Кристи, для того, чтобы открыть свое дело, нужен стартовый капитал. Собираетесь брать кредит? Или у вас наберется нужная сумма на банковском счету?
- Марджи принципиально не берет кредитов, - Кристель потянулась за лосьоном для загара, - да и я тоже стараюсь этого избегать. Нет, найдем другой способ его достать... Мама, я ведь не сообщила еще главную новость...
По тому, как изменился голос дочери и порозовели ее щеки, Натали поняла, что сейчас услышит что-то радостное. Она знала, о чем говорят девушки таким счастливым голосом и впервые слышала такие интонации от своей спокойной, рассудительной дочери. С блестящими глазами и смущенным румянцем миловидная Кристель выглядела настоящей красавицей.
- Я помолвлена, - сообщила девушка. Перевернувшись на живот, она оперлась подбородком о сложенные ладони. - И он хочет помочь нам открыть собственное дело. Он тоже офицер, только не из армии, а из разведки, хочет уйти в отставку...
- Он старше тебя?
- Да, лет на 15. Но мне кажется, мама, что я всю жизнь ждала именно его...
- Вижу по твоему лицу, - рассмеялась Натали. - Ты так сияешь, что, наверное, в темноте светиться будешь, как неоновая вывеска!
- Сразу видно опытного журналиста. А Мардж говорит, что у меня вид глупый, как у втюренной семиклассницы...
- Она привыкла называть вещи своими именами, - шутливо поддела дочь Натали. - Кстати, я в нетерпении: ты еще что-нибудь расскажешь мне о НЕМ?..
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Окт 18, 2015 7:50 am

*
- Я - странная мать, - констатировала Натали вечером перед сном, - у Кристель наконец-то появился жених, а я вместо того, чтобы просто радоваться, беспокоюсь. Как будто мало мы думали над тем, что дочь слишком долго одна. Она ушла со службы, не будет больше "горячих точек" и катастроф, а мне теперь заочно не нравится ее возлюбленный.
- Синдром тещи, дорогая, - Генри потянулся, чтобы поцеловать жену, но Натали отстранилась:
- Хотелось бы, Гарри. Дочь рассказывает об этом Эрике исключительно в восторженном тоне, а меня что-то настораживает. То ли Кристель тоже что-то замечает, но видит только сквозь розовые очки, то ли не видит... Я бы очень хотела ошибиться! Сейчас как никогда хочется, чтобы "глаз-алмаз миссис Бритвы" дал сбой!
- Конечно, ошибаешься, - муж понимающе посмотрел на нее. - За Кристель мы очень боялись в детстве, и это укоренилось так, что не ушло с годами...
- Боюсь проявить гиперопеку сейчас, когда Кристель уже взрослая женщина. Умом я понимаю, что моя маленькая девочка выросла, а сердце противится.
- Я хотел бы познакомиться с ее женихом, - генерал Пинкстон встал с кресла, чтобы налить себе и жене минеральной воды, - жаль, что сейчас не принято представлять избранника родителям.
- Да и замуж все чаще выходят после тридцати лет, - грустно сказала Натали, - у меня в ее возрасте уже трое детей было.
Она отошла к зеркалу, расчесывая светлые волосы до плеч. Со спины Натали выглядела, как перед свадьбой - тоненькая, стройная, похожая на фотомодель.
- Эрик, - пробормотал Генри, - в твоем рассказе он мне кого-то напоминает...
- Я рассказала со слов Кристель. Сама не понимаю, чем меня так насторожил этот рыцарь с большой дороги, но...
*
Открыв форточку, Кристель пристроилась на подоконнике, закурила и позвонила по сотовому телефону.
- Не разбудила? - для проформы спросила она.
- Ты же знаешь, - рассмеялась подруга, - в 10 часов вечера для меня жизнь только начинается. Даже в нашем пригороде я всегда найду, чем заняться. А как ты, столичная барышня?
- Берцем тебя по заднице за "барышню", - посулила Кристель. - Все нормально. Порадовала маму известием о помолвке.
- А моя мама обрадовалась, узнав, что я решила устраиваться на гражданке...
Девушки немного помолчали.
- Я не проболталась о главной новости, - сказала Марджи.
- Я тоже.
Затем Кристель позвонила Эрику.
- Здравствуй, дорогая, - от бархатного голоса Эрика по телу девушки прошла легкая приятная дрожь. - Скучаю по тебе!
- Я тоже. Эрик, я хотела сказать, что нам нужно потренироваться на самолете, аналогичном тому, который мы будет пилотировать.
- Без проблем, машину и аэродром я вам обеспечу. Когда встретимся?
- Я проведу в Вашингтоне неделю. Марджи будет гостить у матери столько же.
- Отлично, через восемь дней уже сможете приступать к тренировкам. Я люблю тебя!
- И я люблю тебя.
*
Арлингтон, несколькими днями раньше.
Вернувшись из загородного домика, Марджи, никому не говоря, записалась на обследование к гинекологу.
Все началось еще в первый год службы, когда Марджи чинила рубильник на базе и получила сильный удар током. Очнувшись, она почувствовала себя нормально и решила, что отделалась легким испугом. Возникшие сбои и болезненность месячного цикла она никак не связывала с электрошоком. "Да, Крис и Кирсти правы: больше витаминов, меньше кофе и сигарет!" - подумала тогда Марджи и попросила неделю отпуска. Эти дни девушка провела в мотеле на Кейп-Код, оставив дома сотовый, банку "Амбассадора" и сигареты. Она отсыпалась, пила травяной чай, гуляла по лесу у берега и домой вернулась посвежевшая, веселая и забыла о недомоганиях.
После аварии на шоу все началось сначала. Буквально через пару дней девушка проснулась от боли, выкручивающей низ живота, и увидела, что простыни и пижамные штаны в крови... Обратиться к врачу она забыла из-за суда. После освобождения все повторилось, но еще хуже; несколько дней Марджи едва могла ходить от боли и кровотечения. Она испугалась и решила, что визит к врачу лучше не откладывать.
По тому, как врач качал головой и хмурился, проводя осмотр, Марджи поняла, что новости ожидаются не лучшие.
- Надо будет еще сдать анализы, - доктор стащил перчатки и отошел, чтобы вымыть руки, - я выпишу вам направления; лаборатория работает до 19 часов, как раз успеете сдать. Одевайтесь.
- Что-то плохое? - девушка слезла с кресла и скрылась за ширмой.
- Я хотел бы ошибаться, - вздохнул врач, - но... Но похоже, случай очень запущенный, а теперь еще и инфицирование...
- Что? - Марджи обернулась к нему с джинсами в руках. - Какой случай?
Впрочем, на вопрос об инфицировании она быстро нашла ответ. "Конечно же, Риттер! Когда она меня досматривала, от ее рук воняло, как из пепельницы, и перчаток она не надевала. Интересно, сколько ее подопечных потом так же крючатся?".
Через пару дней она получила на руки результаты анализов, и они обрушились на нее как гром среди ясного неба. А заключение врача сбило с ног.
При ударе током у Марджи развился гормональный дисбаланс, который усугублялся от тяжелой работы, жестких норм физподготовки и спартанского режима в воинской части. А недавнее инфицирование (Марджи с отвращением вспомнила охранниц) усугубило его развитие и запустило воспалительный процесс.
- Самочувствие я вам скорректирую, - сказал врач, выписывая лекарства, - но... Репродуктивная система сильно разбалансирована. Если не провести курс лечения в ближайшие два-три месяца, процесс станет необратимым, и с большой вероятностью вам грозит бесплодие...
Услышав, сколько стоит курс лечения, Марджи выдала про себя весь запас ругательств и выкурила на скамейке около клиники сразу полпачки сигарет. "Охренели, блин!".
"Теперь волей-неволей придется соглашаться на работу у Эрика. Если я хочу внести свою долю в наше общее дело и оплатить лечение, мне понадобятся деньги, намного больше, чем у меня есть. Конечно, я не доверяю Эрику. Буду начеку...".
Марджи закурила новую сигарету. "И что еще сказал мне врач?..".
По его словам, состояние здоровья Марджи ухудшалось из-за отсутствия у нее половой жизни, и доктор не гарантировал полного успеха гормональной коррекции и курса лечения, если девушка не изменит ситуацию...
- Не гарантирует он! - бурчала Марджи. - Значит, для полного выздоровления мне нужен мужик? И что мне - на улице знакомиться, или в барах? Черт побери!
Проходивший мимо парень вытаращил глаза на симпатичную, но угрюмую девушку со стрижкой; Марджи ответила ему таким взглядом, что парень счел за благо убраться.
Марджи бросила опустевшую пачку в урну и по дороге к машине позвонила Кристель, чтобы сказать, что едет проведать мать и сестру. А потом позвонила Телмару и сообщила, что согласна работать с его боссом.
*
Мэри Беркли чуть не заплакала от радости, увидев Марджи на пороге. Девушка вошла в дом, как всегда, улыбчивая, в неизменных джинсах и ковбойке, с небольшой дорожной сумкой. "Моя красавица!" - с гордостью подумала мать. "Как мама постарела за эти недели, - подумала Марджи, - бедная!".
Мэри разговаривала с дочерью и не могла нарадоваться. Они пекли пирог на кухне. Дочь месила тесто, мать крошила яблоки для начинки. Марджи снова стала бодрой и улыбчивой, глаза заблестели. У не появились планы на будущее.
- Откроем частную авиашколу, - девушка стала раскатывать тесто, - жених Кристель подкинул идею, он - парень деловой. Будем владеть школой на паях.
Мать кивнула и вздохнула:
- Хоть бы и у тебя тоже появился жених. Почему ты все время одна?
- Потому что от меня любой парень сбежит, вопя от ужаса, - рассмеялась Марджи, - и кому я такая нужна?
Мэри посмотрела на высокую статную девушку. Марджи возилась у стола в шортах и белой майке; короткие волосы стянуты цветастой косынкой, лицо румяное от загара.
- Ты у меня лучшая, - сказала мать. - Я так хочу, чтобы вы с Кирсти были счастливы...
- Я постараюсь, мама, - улыбнулась ей Марджи. - Раньше у меня на первом месте была служба. А теперь можно и о себе подумать...
*
Казалось, будто в предместье время остановилось или двигалось медленнее, чем в городе. Об этом Марджи думала, гуляя по улице своего детства.
Вот их любимая детская площадка, такая, как ее помнили Мардж и Кристель. За этот клен зацепился ее змей. Велосипедная дорожка такая же ровная, посыпанная желтым песком. Шелестят деревья, поют птицы совсем как раньше.
Здесь она потеряла мячик... Дом Уитфилдов, единственный на всей улице, выглядит так, словно прошедшие годы пронеслись над ним бешеным вихрем.
Раньше, приезжая к родителям, Марджи не всматривалась в перемены, происходящие в предместье, а сейчас будто заново знакомилась с родной улицей.
Девушка остановилась у ограды заброшенного дома и достала сигареты. Под руку попалась упаковка гормональных таблеток, и Марджи, чертыхнувшись, затолкала их обратно в карман шортов. Как неудобно носить коробочку все время с собой! Но если оставить ее в комнате, мама или Кирстен могут увидеть, а Марджи не хотела рассказывать им о своем нездоровье...
"Какое запустение! А ведь был самый красивый дом в квартале! С тех пор, как Уитфилды перебрались в Аннаполис, он так и стоит пустым!".
Через несколько лет после того, как Ребекка Уитфилд упала с крыльца, Реджинальд перевелся в Аннаполис. Расследование показало, что его жена упала с крыльца по неосторожности; дознаватели не поверили двум девочкам, рассказывающим, что капитан полиции столкнул жену. Но соседи о чем-то догадывались. А когда Реджи привел в дом вторую жену, молодоженам стало совсем некомфортно из-за возникшего вокруг вакуума. Соседи избегали Реджи. Уитфилд не стал продавать дом, просто заколотил окна и двери и уехал...
Некогда ухоженный дом выглядел тоскливым и поблекшим: выцветшая краска, ржавые пятна на кровле, седые от времени доски на окнах и дверях... Крыльсо перекосилось, одна ступенька провалилась...
Вид осиротевшего дома почему-то поверг Марджи в тоску, но отойти от ворот она не спешила. И тут к дому подъехал белый минивэн, открылась дверца.
Крепкий паренек осторожно выкатил из салона инвалидную коляску. В ней сидела миниатюрная, похожая на птичку женщина. Очень бледное лицо почти без морщин, но совершенно белые волосы. Бежевый льняной костюм, кремовые босоножки. Ребекка Уитфилд, бывшая Мисс Виргиния-1967 не изменила своим привычкам и оставалась элегантной даже в нынешнем состоянии.
Она удивленно посмотрела на Марджи, гадая, где могла раньше видеть эту девушку, потом улыбнулась:
- Марджи Беркли? Или Кирстен?
- Марджи, - ответила девушка. - Здравствуйте, миссис Уитфилд! Извините, я просто остановилась покурить...
- Что ты, я рада встрече, - весело отозвалась женщина. - Господи, сколько же лет прошло! - она вспомнила круглолицую девчушку, заводилу на детской площадке. И посмотрела на Марджи - загорелую, цветущую, с крепким мускулистым телом и волевым лицом. Сколько же ей лет? Под 30? За 30? После санатория для инвалидов Ребекке перебралась к матери в Ла-Плата, а сейчас понадобилось приехать в Арлингтон...
- Двадцать пять лет, - вздохнула Марджи.
- Да, двадцать пять, - грустно посмотрела на ворота женщина, - а ведь мне тогда было всего 24 года. Большая часть моей жизни... Возможно, я действительно сама была виновата. Но жестоко поплатилась. Ладно, не буду об этом. А как вы тут? - она достала из сумочки ключи и отперла ворота, но они так заржавели за много лет, что не поддавались. - Джош, помоги мне, Пожалуйста...
Молодой человек подошел к воротам, но его опередила Марджи, упершись плечом в одну створку, коленкой - во вторую...
- Джошуа, мой племянник, - представила паренька Ребекка. - Моя правая рука и мои ноги.
- Скоро у тебя снова будут свои ноги, - Джош вкатил коляску во двор.
- Я решила продать дом, - сказала женщина, когда Марджи и Джош катили ее к крыльцу, - в Филадельфии в центре Хейзела делают операции, которые ставят на ноги инвалидов с травмами позвоночника. У меня неплохие шансы. Но для операции нужны деньги... Вот я и приехала посмотреть, можно ли будет получить нужную сумму за этот дом...
- Можно, - ответила Марджи, - он еще очень добротный, нужен только небольшой косметический ремонт...
- Это по моей части, - заверил Джош, - я как раз работаю в строительной фирме.
- Так ты служила в ВВС? - удивилась Ребекка, когда они втроем пили чай в кухне пустого дома. - А мы всегда смеялись, когда ты говорила, что вырастешь и будешь летчицей...
- Да, служила, - Марджи помешала ложечкой чай. - Сейчас хочу открыть частную авиашколу на паях...
- Почему вы ушли? - спросил Джош.
- Меня ушли, - ответила девушка, - коленкой под задницу!
Паренек поперхнулся булочкой; малиновый джем ляпнулся на его белую рубашку. Марджи похлопала его по спине.
- Спасибо, уже все нормально, - поспешил заверить красный от кашля парень; у Марджи оказалась тяжелая рука.
- Думаю, что у вас все получится, - пока Джош счищал с рубашки джем, Ребекка коснулась руки Марджи тонкими белыми пальцами, которые выглядели еще тоньше на фоне загорелой руки Беркли. - А как Мэри?..
*
Погасив свет, Мардж долго ворочалась без сна. Созвонившись с Кристель, она не поделилась с подругой своим смятением. Из головы не шла сегодняшняя встреча. Миссис Уитфилд, слабая, хрупкая, прикованная к инвалидной коляске женщина, приветливо улыбалась, смотрела с теплом и заботой, она искрилась энергией и была полна решимости встать на ноги... Она не унывала, не роптала на судьбу, гнала от себя пессимистические мысли... "А мы чуть не сбесились из-за увольнения! Да черт с ним! Видно, у нас в жизни просто настал новый этап, и надо не кукситься, а подготовиться к нему!" Тут же одолевала другая мысль: "Нам нужны деньги: Кристель - на свадьбу, мне - на лечение, и нам обеим - на авиашколу. И ради этого мы готовы на все. Пути обратно уже нет, в назначенный день мы сядем за штурвал, как пообещали, станем соучастницами преступления. И миссис Уитфилд нужны деньги на операцию. Но разве она пошла бы на сомнительные делишки, даже если бы у нее не было другого способа достать их? Не знаю. Для всех мы еще не переступили черту. Так ли безнадежно было наше положение, чтобы играть с законом?".
Марджи закуталась в одеяло с головой: "Хватилась! Поздно уже. И Кристель не передумает. Она хочет быть с Эриком и вставить перо Мейерсу. Я тоже переживаю несправедливое увольнение, не могу оставить Кристель одну, а теперь еще и эта ... болезнь. Когда врач напугал меня грядущим бесплодием, мне до дрожи захотелось иметь семью, родить детей... Каждая мать пойдет на все ради своих детей, как мама, как миссис Пинкстон!". Марджи вспомнила Ребекку, которая касалась ее руки, ласково смотрела на племянника, а в глубине ее глаз застыла вечная боль. Ублюдок Реджи навсегда лишил женщину возможности материнства. Это мучило ее сильнее всего. И Марджи боялась этой боли и хотела избежать такой участи...
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Окт 25, 2015 8:07 am

О бывшем муже миссис Уитфилд едва упомянула: десять лет назад они оформили развод, муж оставил ей дом и обосновался со второй женой в Аннаполисе. "Иногда вижу его во сне, очень странно, - сказала она, когда Джош вышел, чтобы забрать из машины сотовый телефон. - Они в самолете, потом все в дыму, самолет горит, что-то рушится, и я просыпаюсь от крика Реджи и в первую минуту еще чувствую запах гари... Маме, сестре и Джошу я не рассказываю об этом сне, чтобы они не сочли меня выжившей из ума, но он такой четкий, как будто это и не сон вовсе...".
Марджи снова повернулась набок, сбросив одеяло. "Жарко, вот и не спится. Черт! На службе спать было некогда, а "на гражданке" спи, не хочу, а у меня сон пропал!".
Что-то подсказывало ей, что Крис тоже не спится в родительском доме этой ночью, и жара тут не при чем. "А действительно ли у нас не было выхода, кроме как согласиться на работу у Эрика? После того, как он помог нам в истории с авиашоу, мы как будто ему обязаны. Уж больно вовремя случилась авария! СЛИШКОМ вовремя!".
* Выборг, Россия.
Павел остановил машину у лодочной станции и тщательно запер дверцы. В разгар туристического сезона даже начальнику милиции лучше не бросать автомобиль как попало.
"Нива" Алексея уже стояла на парковке. Рукастый Лешка сделал из нее настоящий броневик-внедорожник. Могучие колеса, массивная радиаторная решетка, в которой застряло несколько веточек. "Мог бы на въезде в город почистить машину, Робинзон Ладожский!" - почему-то разозлился Павел, сорвал веточки и отшвырнул их на газон. Ветерок с залива изменил их траекторию и бросил веточки прямо на капот бордовой "ауди" полковника - его нового приобретения.
Алексей наблюдал за ним, стоя вполоборота у перил с бутылкой "Ессентуков". Хорошо хоть сменил камуфлированный костюм на обычные джинсы и куртку, но все равно выделялся среди фланирующих по набережной туристов и местных. Они были вместе, а он- сам по себе. "А я со стороны выгляжу так же? Это отпечаток на всю жизнь, Афган?".
Два молоденьких сержанта-патрульных, увидев начальника милиции, спешно откозыряли. Павел кивнул им, на ходу раскуривая сигарету, и подошел к брату.
- А ты в Выборге, как царь-батюшка, - заметил Леша, отпив минералки. - Порядок навел и о себе не забыл.
- Было время, когда я забывал о себе, - Павел оперся на парапет. - А в результате Лина обозвала меня нищим придурком и ушла к торговцу импортными тряпками из "Европейской". Она презирала меня за то, что я живу на одну зарплату и не пытаюсь подработать, а теперь ты презираешь меня за то, что я научился подхалтуривать.
- Да я удивляюсь тебе, - Леша лег грудью на парапет, глядя, как в бухту малой скоростью входит огромный, как дом, финский паром. - Тебя и Афган не пробил, хотя многие парни оттуда навек обожженными возвращались, а жена-вертихвостка похлеще моджахедов тебя шарахнула!
- Алина тут не при чем, - поморщился Павел и бросил окурок, - думаешь, я не умею принимать самостоятельные решения? Это ты можешь довольствоваться малым - дом в лесу, самодельная машина, уединение у озера, а мне нужно больше. Но на свою зарплату я не всегда себе ботинки новые мог позволить, а вот пулю или перо от какой-нибудь уголовной швали запросто мог словить!
- И ты решил рисковать не за одну зарплату, а за большие деньги? - кивнул Леша. - Ясно.
- Тебе повезло, что статью за тунеядство отменили, - не остался в долгу Павел, - а то загремел бы ты уже по полной, и на твою поехавшую крышу не посмотрели бы!
- Оба загремели бы, правда по разным статьям, - парировал брат. - Слушай, Пашка, тебе еще не надоело? Этот разговор у нас повторяется при каждой встрече. За тем, что ли, видимся?
- И каждый раз заводишь его ты. Вот и я хочу спросить: тебе не надоело?
- Извини, - миролюбиво поднял руку брат, - просто позабавило, как ты царственно себя держишь. Видел бы ты себя со стороны, когда кивал этим салажатам!
Братья неспешно шли по набережной в сторону крепости. С залива тянуло холодным ветром, хотя день был солнечным.
- Тебе чаще надо бывать в городе, чтобы нормально на все реагировать, - Веселов на ходу ответил на приветствие следующей паре дежурных, - и не ржать над всем подряд. Совсем ты уже одичал в своем лесу.
- Это мой дом, и он меня устраивает. Там есть все, что мне нужно, и не более того.
Сели на скамейку у моста, ведущего к крепости. В тени массивного сооружения 11 века было еще холоднее.
- Может, я и одичал, - не сразу сказал Алеша, - но на похороны матери все-таки приехал. А ты только позвонил.
- Я не мог тогда вырваться из Таллинна, - Павел отвернулся и долго прикуривал сигарету.
- Понимаю, - Алексей выбросил пустую бутылку из-под минералки в урну, - очередное дело на миллион, вопрос жизни и смерти. Одной рукой соблюдаешь закон, другой - нарушаешь его похлеще своего "контингента". Кстати, поздравляю, читал в газетах, как вы накрыли группу "диких" кладоискателей в Монрепо. Правильно, так с ними и надо, а то загубят заповедник в поисках шведского золота. Наградили?
- Да, в Питере генерал лично вручал орден. Даже в новостях показали... У тебя все еще нет телевизора? Как же ты его еще не склепал, мастер на все руки?
- У меня дома только самое необходимое, - повторил Алексей. - Павлуха, мы же не за тем встречаемся, чтобы переругиваться. Раньше ведь были не разлей вода - и в школе, и в армии...
- И в Афгане, - кивнул Павел. - Да, ты прав...
Он замолчал, думая о предстоящем деле. Из России, конечно, придется уехать, хотя бы на несколько лет. И когда они еще свидятся с Алешкой? Кроме брата, у Алексея никого и не осталось. Дети, наверное, его уже не помнят, называют папой второго мужа Алины. А теперь и с братом связь прерывается. Отец умер пять лет назад, мать - в прошлом году. Но как было отказаться от такого шанса? Павел давно хотел отойти от дел: устал жить в напряге и бояться: или "пожизненку" влепят, или "вышак", или на пулю или "перо" наскочишь на "работе"... Кстати, за Куоленом глаз да глаз нужен. На кону такие деньги, что с него станется стравить Павла с кем-нибудь из своих горилл. Неспроста компаньон так сватает ему ту синеглазую девчонку, которую Телмар так глазами и раздевает. А если ему перейти дорогу, парень на все пойдет. Да и девушка отнюдь не лилейное создание, и, если ей не понравится ухажер... Кстати, ее подруга тоже серьезная особа. Хоть и хорошенькая, и глаза у нее невероятной красоты...
- Все нормально? - напомнил Алексей. - Или проблемы?
- А когда у меня их не было? Ладно, не будем нарушать традиции, зайдем в нашу шашлычную!
- Ладно, пошли, - Алексей догадался, что брат обдумывает новую подработку. "Во чот он вляпался на этот раз? Наверное, что-то очень серьезное, если он в таком напряге!".
Алеша вспомнил недобрым словом Алину, жену Павла. Когда братья вернулись из Афганистана, Лина огорошила мужа известием о том, что переезжает в Ленинград. Потом выяснилось, что она не просто так уехала покорять Северную Венецию, а прельстилась большими заработками успешного фарцовщика, шустрившего при "Европейской". Они-то и снесли Лине крышу. Пашке это было, как ведро холодной воды на голову. Может, от этого его и перемкнуло. Алексей старался образумить брата, свернуть его с этой губительной дорожки, но проблема была в том, что Павел категорически не хотел, чтобы его спасали...
* Арлингтон. США.
Кристель привычно держала штурвал, следила за индикацией, слушала эфир. После нескольких недель перерыва она, сев в кабину, моментально вспомнила все навыки. И чувствовала себя в родной стихии, а рядом была ее верная напарница Марджи.
Самолет, легкий реактивный "джет-стар", был новеньким, мощным и маневренным. Его отлаженная аппаратура работала безупречно.
Марджи тоже была в хорошей форме, с лица исчезло выражение потерянности, взгляд больше не был погасшим.
Они уже три дня отрабатывали парный пилотаж над "заброшенной" полосой у границы штата. Кристель с удовольствием думала о том, что через четыре дня они будут готовы к полету. "Да, мы готовы, - думала Марджи, следя за панелью второго пилота и сверяясь с картой, - мы справимся!".
- Что скажешь? - спросил Куолен у Малколма.
- Хорошо работают, - бортмеханик сел на лавку у хвостового отсека, - я впервые летаю с такими асами!
- Я их лично выбирал, - Куолен надел наушники:
- Можете заходить на посадку!
- Вас поняли, заходим на посадку, - ответила Кристель.
Когда самолет планировал, Эрик подумал о том, что Телмар тоже хорошо поработал при перевербовке. Парень не был уверен, что справится с Беркли, но результат был налицо: обе Орлицы согласны работать на Куолена!
- Как быстро пролетели три часа, - посетовала Кристель, когда самолет катился по взлетно-посадочной полосе, - не успели взлететь, как Эрик командует посадку.
Марджи кивнула, полностью согласная с Кристель. После аварии она отчаянно тосковала без полетов, и тренировки на частном аэродроме очень ее порадовали. Пусть даже рейс им предстоит более чем сомнительный. Но это дело Куолена. А их работа - в кабине.
- А что за таблетки ты пьешь? - спросила Кристель, "гася" скорость. - Утром ты ушла от ответа потому, что мы опаздывали на тренировку. Ты больна?
- Это не помешает мне в работе. Я не подведу вас.
- Не сомневаюсь. И все-таки?
- Крис, - Марджи указала глазами в сторону салона, - потом. Только ты никому...
- Ладно, - самолет остановился, и Кристель сняла шлем. - Могла бы не предупреждать. Разве я когда-нибудь тебя выдавала?
- Это верно, никогда, - Марджи тоже сняла шлем и отстегнула ремни.
*
- Так что предложение Эрика пришлось кстати нам обеим, - сказала Кристель, выслушав подругу, - уже через две недели у нас будут деньги на все. И нашим детям хватит...
Марджи неловко пошевелилась в кресле, уронив пепел с сигареты на джинсы.
- Извини, - Кристель хорошо ее поняла. - Но после лечения это станет для тебя возможным. И мы будем снова летать.
- "Небо в алмазах", - пробормотала Марджи, вспомнив пьесу русского автора, творчество которого они проходили в старших классах школы. - И мы отдохнем...
Кристель села на подлокотник ее кресла:
- Опять ты на себя не похожа. Не нервничай, все пройдет благополучно...
- Только не рассказывай опять о том, какой молодчина твой Эрик! - взмолилась Марджи.
Кристель не стала спорить или обижаться. Она хорошо понимала Марджи, которой после аварии пришлось тяжелее, чем ей. Следствие, суд, признание Мака, увольнение... А Мэй пришлось перенести еще и тюрьму и неутешительный прогноз гинеколога...
Девушки отдыхали в гостиной у телевизора, но перевоплощение Джулии Робертс из уличной проститутки в светскую даму мало интересовало их, звук был убавлен почти до нуля. Собственные дела занимали девушек больше, чем старая сказочка.
- "Пигмалион" Бернарда Шоу был написан лучше, - покосилась на экран Кристель, - Маршаллу и браться не стоило.
- Да, мисс Дулиттл на дороге задницей не крутила, - согласилась Марджи, - хрень полная. Как шлюху ни наряди, она так шлюхой и останется. Ладно, не обращай внимания, я слегка на взводе. Знаешь, что еще сказал врач?
- Так за чем дело стало? - удивилась Кристель, - ты нравишься мужчинам, неужели среди них нет кого-нибудь, кто вызвал бы у тебя ответную симпатию?
- Нет, - покачала головой подруга, - когда я встречу "своего" мужчину, я сразу это пойму. Кстати, этот русский полицейский, по-моему, интереснее твоего Эрика!
- Вот и обрати внимание на него, - рассмеялась Кристель, - а как же Телмар?
- Все так же, - Марджи закинула руки за голову, - иначе я его уже не смогу воспринимать, чем друга! И он так же ко мне относится. Хорошо, что мы не наделали глупостей в тот раз. Иначе погубили бы дружбу попусту, - она краем глаза покосилась на экран, где большеротая девица, разодетая по последней моде, обдает презрением некогда нахамивших ей продавцов бутика.
- Понятно, но не забывай о том, что сказал доктор. Ты же всегда печешься о своем здоровье...
- Даже если я не рожу, от этого демографический кризис стране не грозит, - отвернулась Марджи. - Крис, я, наверное, идеалистка, но иначе рассуждать не могу...
- Да, наверное, я и сама такая же. Но ты иногда невыносимо упряма!.. Так тебе понравился Веселов? А по-моему, он какой-то нервный, как на иголках...
- Ну да, конечно, для тебя никого нет лучше Эрика... Мне показалось, что Веселов воевал. Я таких людей сразу вижу...
- Наверное, в Афганистане.
- Да, там всем хватило...
Девушки хорошо помнили свою первую войну. Вернулись они оттуда через полгода с орденами "Пурпурное сердце" и жутким воспоминанием о шахиде, ворвавшемся на базу. Оказавшись у оружейного склада, он вызвал на себя автоматный огонь, пояс сдетонировал... После взрыва среди руин базы живыми нашли только нескольких человек.
Мардж и Кристель в этот день были на выезде и вернувшись на пепелище, тут же бросились помогать спасателям. Глядя на них, быстрее справились с шоком парни. До этого они не могли совладать с собой; кто-то плакал, кто-то бранился, кого-то тошнило. но глядя, как Беркли и Пинкстон разбирают заваленный вход в казарму, откуда доносятся крики о помощи, товарищи опомнились и поспешили к ним на помощь. "Ну у вас и нервы!" - изумился приехавший на место взрыва Мейерс. Тогда девушек впервые назвали "железными орлицами". А несколькими днями позже, когда группа, в составе которой были Кристель и Марджи накрыла лагерь, в котором натаскивали террористов-подрывников, девушек, тоже впервые, наградили эпитетом "бешеные сучки"...
Когда в новостях прошел репортаж о взрыве на американской базе в Афганистане, Мэри Беркли поседела за два дня, пытаясь хоть что-нибудь узнать о дочери, а Натали готова была лететь в Афганистан, когда оттуда вернулся один из ее коллег и успокоил женщин: их дочерей нет в списке погибших, они даже не ранены и скоро выйдут на связь...
- Такое забыть невозможно, - сказала Кристель.
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Мурманск

Сообщение автор Джетт в Вс Ноя 01, 2015 6:51 am

* Самолет Вашингтон - Москва
Впервые за последние годы Кристель и Марджи летели в гражданском самолете, в пассажирском салоне. Куолен не поскупился и взял билеты в бизнес-класс; он же достал девушкам для полета паспорта на другие фамилии.
Лететь предстояло 8 часов; в Москве они пересаживались на мурманский поезд, а там их встречал Павел Веселов, который заканчивал приготовления к транспортировке алмазов. Накануне из Якутии в Мурманск прибыл груз, который сопровождали Чак и курьер якутского бизнесмена. Они ждали на аэродроме у Туломы, где друг Веселова, Роман, организовывал подобные частные рейсы...
Телмар, Кеннет, Дерек, Брайан и Малколм летели этим же рейсом, в салоне второго класса.
Стюардесса принесла кофе с бутербродами, и Кристель тронула подругу за плечо:
- Марджи, давай перекусим, лететь еще долго.
Стриженая девушка потянулась и открыла глаза:
- Сморило, - она взяла чашку кофе и одну из тарелочек. - Где мы сейчас?
- Над Атлантикой, - Кристель выглянула в иллюминатор; далеко внизу под облаками виднелась бескрайняя водная пустыня.
Из отсека для курения вернулся Куолен.
- Люблю люкс за то, что здесь есть где покурить, - сказал он, с аппетитом откусывая от бутерброда с красной икрой. - На "Эйрлайнс" об этом заботятся, а на аэрофлотовском лайнере, который вылетал из Вашингтона на полчаса раньше, курилок нет даже в люксе.
- У них уже есть люксы? - фыркнула Марджи, открыв бутылочку воды. - Воображаю!
- Думаю, теперь есть, - Кристель поднесла к губам чашечку кофе и отставила; напиток был еще горячим.
- Как вы? - спросил у них Эрик.
- Самолет для нас - дом родной, - улыбнулась Кристель, - а полет - наша стихия!
- Вот только непривычно лететь в салоне, а не в кабине, - добавила Марджи.
- Перед рейсом вам нужно отдохнуть... Схожу проверю, как там ребята. А то как бы Телмар и Кеннет опять не сцепились. Парни в напряге, им бы у вас поучиться выдержке!
Марджи зарделась от похвалы. Даже от Куолена ей было приятно услышать такой комплимент.
Кристель тоже улыбнулась. На самом деле им было слегка не по себе, девушки понимали, что пути к отступлению отрезаны, но годы армейской службы хорошо научили обеих держать себя под контролем.
В 19.50 самолет совершил посадку в "Шеерметьево". Дождавшись остальных членов группы в кафе, Эрик раздал всем билеты на поезд Москва - Мурманск, отходящий в 22 часа и российские паспорта. До вокзала добирались тоже порознь - Куолен с девушками на такси, остальные - на метро.
Перед выездом на вокзал задержались, чтобы покурить.
- Все о-кей? - спросил Телмар у Марджи.
- Абсолютно, заодно и русский север по дороге посмотрю, - ответила девушка. - Уже вижу, впрочем, что слухи о медведях, бегающих по улицам русских городов, сильно преувеличены.
- В таежных городках бывает, что бегают, - ответил Куолен.
- А ты бывал в тайге? - спросила Кристель.
- Частенько. Меня сюда направляют потому, что я лучше всех владею русским языком. Как ты?
- Ничего, только прохладно.
- В Мурманске будет еще холоднее, в июне у них весна только начинается.
- Клево, - покачала головой Марджи.
- Ничего, мы там не задержимся. Если Веселов все организовал, мы вылетаем в Хельсинки уже через сутки...
* Поезд Москва - Мурманск.
В поезде ехали в одном вагоне; Куолен не стал рисковать оставлять отряд без контроля, потому что иначе за двое суток кто-нибудь может слететь с катушек. Перед такой работой все были на взводе.
Чем дальше поезд уходил на север, тем выше и тоньше становились деревья, строже и лаконичнее - краски, шире и спокойнее - реки и озера. Впервые Орлицы увидели белые ночи - на следующий день они проезжали Ленинградскую область. В Петербурге поезд стоял больше часа, и Куолен предложил девушкам прогуляться по вокзалу. Но бурлящий человеческий муравейник Ладожского вокзала не произвел на них особого впечатления, и Кристель вслух пожалела о том, что нельзя провести в городе хотя бы один день.
- Ничего, проведем здесь медовый месяц, - пообещал Эрик.
- Весело будет, если хозяин алмазов начнет искать, куда камушки делись, - съязвила Марджи, - и набредет на вас...
- Это уже не проблема, - скупо усмехнулся Куолен, - я ведь не зря отправил в Верхоянск именно Чака.
- Что? - удивленно посмотрела на него Кристель. - О чем ты?
- Свой "вышак" он уже заработал. Кроме того, мое последнее задание в Лэнгли - втереться в доверие к человеку из Якутии, который в последние три года стал создавать все больше проблем для наших ведомств, и... И я придумал, как извлечь из этого выгоду.
- Но каким образом...
-... новость об убийстве еще не разошлась? Чак профессионал. Окружение Тингеева думает, что хозяин отдыхает на охоте на своей заимке. А потом узнают о несчастном случае...
Марджи красноречиво посмотрела на подругу: "Ну и фрукт же твой дружок!". "Сами хороши!" - ответила Кристель...
*
Мурманск. Россия.

Педантичный Малколм в ожидании начальства еще раз тщательно проверил самолет. Он работал весь вечер и всю ночь. Хотя ночи, как таковой, в Мурманске не было.
Стемнело только после полуночи, совсем ненадолго, и до утра держались легкие розоватые сумерки.
Аэродром находился на берегу пролива; с первого взгляда он выглядел заброшенным - ржавая проволочная ограда, покосившиеся ворота, буйные заросли сорняков, серые, запущенные постройки. Но за всем этим скрывалась хорошо отлаженная организация, "частная авиакомпания" Романа. Хозяин аэродрома, белокурый здоровяк с красным обветренным лицом, шрамом на щеке и неизменной трубкой в зубах, был похож на скандинавского викинга. Он был товарищем Павла и Алексея по армии и Афгану и готов был в любой момент прийти на помощь однополчанам.
Сам Веселов встретил группу на вокзале и отвез их на микроавтобусе.
- Брр, ну и лето! - Марджи выше застегнула ворот куртки.
- Это же Крайний Север, детка, - ответил Кеннет, тоже щелкая зубами.
- Сто раз просила не называть меня деткой!
- Ладно, котик, - ухмыльнулся негр.
- Кеннет, твою мать, заткнись! - вмешался Телмар.
Суровый взгляд босса заставил парней замолчать и спокойно сесть в автобус.
- Да, холодно, - согласилась Кристель, - мы давно уже не были на дальнем севере!
Ехать пришлось через весь город.
- Ну и дыра, мать ее! - заорал Дерек. - Как они тут еще не вымерли?!
- Живут, как видишь, и даже неплохо, - резко сказал Веселов, - и воздержись называть город "дырой" при местных, а то живо в зубы словишь.
В его голосе прозвучали такие интонации, что длинноволосый парень стушевался и не стал задираться дальше.
Кристель смотрела в окно. Казалось, все краски в этом краю были холодными, неяркими. Какой контраст с летом в Виргинии или Мэриленде, где уже в мае природа играет многоцветьем и яркостью, а здесь все неброское - деревья, цветы, даже небо. Дома, по контрасту, выкрашены в яркие цвета, контрастируя с природой.
- Игра красок земли, - Марджи включила "печку", - как в книге...
- Ну, там речь о другом шла...

Роман с недоумением смотрел на двух девушек, которых Павел представил ему, как пилотов. Тоненькая блондинка и русоволосая крепышка взялись осматривать самолет со знанием дела.
Кристель и Марджи успели переодеться в утепленные камуфлированные костюмы, тельняшки, берцы и шапки с "ушами". Вначале Роман принял Марджи за парня.
- Эй, братан, поаккуратнее тут с сигаретой, - предупредил он, вызвав у нее взрыв смеха. - Извините, барышня!
- Да ладно, я уже привыкла, - весело ответила Марджи, отойдя от заправочных колонок.
Малколм был благодарен девушкам за то, что они обнаружили ускользнувший от его внимания небольшой дефект рамы в кабине и помогли его устранить. Эти девчонки знали свое дело!
- Кто это? - спросил Роман.
- Пилоты Волка.
- А он знает, что делает? Они же бабы!
- Я видел их в полете. Они - асы. Поначалу я тоже думал, что у Волка поехала крыша, но когда посмотрел, как они пилотируют...
- Ну-ну...
- И как ты это куришь? - Павел поморщился от дыма крепкого трубочного табака.
- Тут с твоими "Мальборо" летом от мошкары не спасешься. А на этот табак они не очень-то летят. А девчонки симпатичные! Вот эта, которую я за мальчишку принял - если бы ее приодеть да заставить волосы отрастить...
- Попробуй-ка ее заставить.
Куолен подошел к девушкам, когда они закончили проверку салона:
- Уже за полночь. Вам нужно выспаться перед полетом...
- Как? - Марджи посмотрела на сине-розовое небо, потом на часы. - Вот блин! Здесь не поймешь, день, или ночь!
- Эрик, у нас будет посадка для дозаправки? - спросила Кристель.
- Все предусмотрено, возле Выборга есть еще одна "заброшенная" полоса, там нас ждут, чтобы заправить самолет.
- Хоть бы опять никакая хрень в механизм не попала! - заметила Марджи, - а то как долбанемся прямо медведям в пасть! В тех лесах, которые мы проезжали, их, небось, до фига!
Брайан, проходивший мимо, вздрогнул и не заметил, как сдавил в ладони банку спрайта. "Хрен моржовый, она просто шутит, или о чем-то догадалась? Тогда лучше сразу к медведям; по сравнению с разъяренной Беркли они - милые зверушки!".
Но Марджи только сонно зевнула и с хрустом потянулась:
- Да, поспать не помешает. Есть тут комната с плотными шторами?
- Я вас провожу, - подошел к ним Роман.
- Брай, у тебя что, кол в заднице? - хлопнула приятеля по спине Марджи, - чего вылупился, будто мы тут голышом стоим?
- Тоже устал, - выдавил из себя Брайан. - Я не понял, Мэй, насчет вас голеньких - это прикол, или приглашение?
Кристель гневно сверкнула глазами на нахала, но Марджи с хохотом толкнула Брайана в грудь:
- Обойдешься, Казанова! Мечтай дальше! Берцем тебя по жевалу!
- Чего поперхнулся? - подошел к Брайану Телмар, - уже обделался, когда она про хрень в механизме сказала?
- Отвали! - огрызнулся усач и отбросил раздавленную жестянку. - Сам тоже не святой!
*
- Блин, перед полетом все в неадеквате, - в комнате отдыха МАрджи сняла куртку и разулась и прилегла на диван, подбив кулаком подушку. - Брайан с чего-то вылупился, как Братец Сова, Телмар какой-то дерганый, Эрик с Паулем как на иголках, а этот узкоглазый, как его там, так пялился, что я чуть не дала ему по харе!
- Не привык, наверное, видеть женщин-пилотов, - Кристель тоже легла на диван в штанах, тельняшке и носках. - Кстати, не припомню Братца Сову у дядюшки Римуса...
- Ну и хрен с ним, - Марджи уютно свернулась калачиком под пледом, - зат...лась, как верблюд...
- Не продолжай, - Кристель вспомнила малоприличную частушку, которую Марджи принесла из учебки. - И опять ты хочешь дать по харе любому парню, который на тебя смотрит...
- Этот эскимос не просто смотрел, он нас глазами всех обмацал, - Марджи передернулась от отвращения, произнеся любимое словцо Риттер в комнате для обысков. - Какой-то он скользкий, правда?
- Он якут, а не эскимос. Да, правда, - Кристель закуталась в одеяло. - Неприятный тип. Но если учесть специфику его работы...
- Крис, а что с ним будет в Выборге? Он же не в курсе, что задумал Куолен... Я только сейчас об этом подумала.
- Ты у меня об этом спрашиваешь? Слушай, завтра нам лететь над незнакомой территорией, и если мы будем сонными...
- Ты не знаешь, а Куолен не ответит. Слушай, Крис, по-моему, мы вляпались не туда...
- Даже если так, то уже поздно. Все, я сплю!
- Я тоже...
Плотные шторы не пропускали в комнату свет белой ночи, но заснуть девушки смогли не сразу. Лежа с закрытыми глазами спиной друг к другу, они думали, каждая о своем.
"Марджи права, - думала Кристель, - наверное, якута в Выборге просто "уберут". Но предупредить его - значит, сорвать Эрику последнее задание. С одной стороны, могу ли я игнорировать то, что моя мечта сбудется такой ценой? С другой стороны, он - помощник мафиози, которого решили устранить спецслужбы, и сам, наверное, замаран не меньше. И кто он для меня? Мы даже имя его не запомнили. А нам терять уже нечего, потеряно все, кроме цели!".
"С чего я вздумала жалеть этого типа, которого сама готова была прибить? - размышляла Марджи, - судя по его взгляду, он - прожженный бандит и рано или поздно все равно нарвался бы. И потом отступать поздно. Мы уже перешагнули грань, о которой я говорила Кристель; мы даже не вздрогнули, узнав, что Чак уже "убрал" якутского босса. Поздно святую простоту изображать. Я хочу вылечиться; Кристель хочет замуж; мы обе хотим открыть свое дело - цель ведь оправдывает средства, сучья их мать?!".
*
Куолен жалел, что в его отряде установлен мораторий на спиртное накануне ответственной работы. Порция рома помогла бы ему заснуть. Но если он сам начнет нарушать правила, то может ли требовать дисциплины от остальных? А может, спать ему не дает светлая ночь - еще светлее, чем в бывшем Ленинграде?..
На крыльце, с которого открывался вид на неподвижную Тулому и едва зазеленевшие сопки, курил Веселов.
- Кытчиев дрыхнет, как похмельный суслик, - мрачно сообщил он, - пить не умеет, а нажрался баккарди и вырубился. Ну и за...ся я с ним, дожидаясь вас!
- Еще несколько часов потерпишь, - Куолен тоже закурил. - А ты ему говорил, как я отношусь к выпивке перед рейсом?
- Говорил. Знаешь, куда эта сковородка с ушами меня в ответ послала? Ведет себя, как барин с крепостными! - обозлился полковник. - Уж на что Ромыч терпеливый, и то еле сдерживался, чтобы не окунуть его в речку!
- Психуешь, - констатировал Эрик. - Хотел бы отыграть назад?
- Нет, я давно решил отойти от дел, и желательно не с голой задницей, - рассказывать о встрече с братом Павел не стал: "Да ну, бабство, чуть сопли не распустил от трогательных детских воспоминаний о братской дружбе!". И о самом брате тоже не рассказал. Лешку, живущего в самодельной домушке на Ладоге, Куолен сочтет малахольным. Но именно из-за разговора с братом Павлу не спалось. И из-за Орлиц. Как-то странно, противоестественно смотрелись эти девушки в группе Волка, не вписывались в нее, в атмосферу нелегального аэродрома, краденых алмазов и сомнительных рейдов. Куолен выдернул их из нормальной жизни и силой внедрил туда, где им нет места. Он манипулирует людьми, как пешками. Наверное, так он относится ко всем, - Павел подумал это почти с ненавистью. Как смог Куолен опутать тоненькую белокурую Кристель с большими зелеными глазами и ясным лицом? Девушка смотрит на Волка с обожанием, он для нее - лучший в мире. А ее подруга, с озорными ямочками на щеках и яркими синими глазами, по вине Куолена испытала горечь несправедливого обвинения, позорное судилище, тюрьму - только потому, что Куолену понадобились пилоты для рейса... Недавно в Атлантик-Сити за порцией баккарди Куолен со смехом заявил: "Кристель за мной пойдет хоть на край света. Если хорошо отработает, я готов даже жениться на ней, чтобы скрасить себе отдых "на гражданке"! А ты обрати внимание на Марджори, поверь, под личиной "пацанки" скрывается горячая и страстная женщина. И самое пикантное, как я узнал из ее тюремной карты, она еще девственница; в самый раз для тебя, престарелый романтик!". От того, как цинично Куолен говорил об этих замечательных девушках, Павлу захотелось огреть компаньона бутылкой ямайского рома по ухмыляющейся физиономии, наплевав даже на гешефт от якутских алмазов...
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Ноя 08, 2015 7:06 am

- Да, уходить, так победителем, - Эрик выбросил окурок, - верно, Пауль. А я в дороге ни на минуту не расслаблялся, следя за своими обормотами, чтобы они сгоряча не прикончили друг друга. Кеннет вечно достает Телмара, тот щерится на Брайана, Дереку все равно кому в морду дать. Сам понимаешь, такие осложнения мне ни к чему. Малколм и Чак более спокойные, но с мозгами у них туговато. Хорошие исполнители, не более того.
- Девушки неглупы, - заметил Веселов, у которого во рту уже горчило от полутора пачек "Мальборо", выкуренных за день, - будь с ними осторожен.
- Я их контролирую, - пожал плечами Эрик, - Кристель ждет свадьбы, а Марджори не бросит подругу в трудной ситуации. Видишь, как все просто? Учись!
"Сукин сын, - подумал Павел, - с кем я только не сталкивался, но такого впервые вижу!".
- Надо отдохнуть, - Куолен с хрустом потянулся, - возраст у меня уже не тот, чтобы по трое суток не спать!
Веселов решил, что лучше последовать его примеру. В рейсе нужно иметь ясную голову.
*
Когда остальные пятеро захрапели в общей комнате, Телмар вышел покурить. Сегодня он наехал на Брайана потому, что от слов Мэй про хрень в моторе внутренне сжался: неужели догадалась? - и снова почувствовал себя предателем. Гаже всего было то, что девушка по-прежнему доверяет ему, как другу. И она никогда бы не подставила его ради выгоды. Но разве есть на свете идиот, который откажется от такого куша? Та же Марджи, предложи-ка ей 20 миллионов прямым текстом, или Кристель - неужели отказались бы? "На словах - да. А на деле?".
*
Все шло гладко, даже слишком, а это всегда настораживало Куолена. По своему опыту он знал, что подвоха можно ожидать в любой момент.
Утром они собрались на аэродроме. Сонный Веселов проворчал что, наверное, придется ждать, пока перебравший накануне Кытчиев проспится, и они потеряют полдня, но Вилюй, невысокий брюнет с характерными чертами лица, вышел на поле вовремя.
- Все помнят, что и когда делать? - вполголоса спросил Куолен, пока курьер беседовал в стороне с Павлом и Романом.
Телмар кивнул; Кеннет поддел его:
- Да ты, небось, уже и имя свое забыл!
- Пошел ты! - огрызнулся брюнет.
- Эй, девчонки, - Брайан жадно прихлебывал кофе из пластикового стаканчика; утро выдалось промозглым, над рекой повис густой туман, цепляясь клочьями за сопки, - все нормально? Ничего в механизм не напихано?
- Щас тебя туда башкой засуну, чтобы проверил, - привычно отшутилась Марджи.
- Эй, кукла! - окликнул ее якут, - ты хоть знаешь, за какую пимпочку в кабине тянуть, чтобы самолет взлетел?
Девушка смерила его уничтожающим взглядом:
- За штурвал будет тянуть первый пилот. А работа второго пилота в другом состоит. Я бы объяснила, да вы терминологию не поймете.
Пока обалдевший от такого отпора Кытчиев искал достойный ответ, из салона вышла Кристель, которая слышала их диалог.
- Я свое дело знаю, - сказала она, - не первый год за штурвалом. А вас смущает наша гендерная принадлежность?
- Я же тебя предупреждал, что американки - феминистки до мозга костей, - вмешался Веселов, - еще один намек на их профнепригодность - и ты наживешь себе сразу двух врагов.
Якут что-то проворчал и поудобнее перехватил кейс, пристегнутый к запястью. Чемоданчик был из армированной стали, с тремя замками, да и 150 отборных алмазов тоже весили немало. Лучшее из алмазного фонда хозяина, товар, отобранный для продажи в Европе. На выручку планировалось оплатить работу частной армии в Азии и взять под контроль очень удобный "коридор", по которому шли наркотики, оружие и "секс-товар". Для охраны алмазов в дороге хозяин нанял Волка, лучшего из лучших. Вот только что-то этот тип чудит, - Вилюй с сомнением посмотрел на пилотов. Одно дело гульнуть с красотками в бане после работы, и совсем другое - в компании с бабьем обтяпывать делишки. "А посмотреть бы на них в бане! - Кытчиев оценил взглядом длинные ноги Кристель и обтянутую тельняшкой пышную грудь ее напарницы. - Интересно, эти куры хоть поднять самолет сумеют в этом чертовом тумане?".
- Спасибо, Ромыч, - Павел пожал руку друга.
- После Акча я для вас с Лешкой все сделаю, не стоит благодарности...
Самолет промчался по неровной потрескавшейся взлетной полосе и взлетел. Кристель и Марджи сразу набрали высоту, чтобы подняться над туманом, окутавшим Мурманск и Тулому. В Карелии, как они услышали в эфире, видимость была хорошей. Зато над Ладожским озером и Ленинградской областью проходил циклон, принесенный с Финского залива. Но грозовой фронт пока задержался в Петербурге, и девушки надеялись разминуться с ним...
Они были в хорошей форме, собраны и работали слаженно - Виргинские Орлицы, гордость ВВС США. Хорошая тренировка перед отъездом пошла им на пользу.
Когда самолет вышел из тумана, Куолен повернулся к Вилюю:
- Что скажешь? Неплохо для "баб"?
Тот не ответил, удобно примостив на коленях кейс и подергивая кадыком у иллюминатора.
- Нажрался вчера, макака, чего доброго, до Выборга весь салон обделает, - брюзжал Дерек, - чего до заправки тянуть, по балде его, и в люк!
- Тише ты! - пнул его по лодыжке Кеннет, - чего орешь на весь салон?
- Да он по-английски ни в зуб ногой, - заверил Чак, - он и по-русски понимает с пятого на десятое, только мат выучил хорошо. Я с ним от самого Верхоянска ехал. Тупой, как коровья задница!
- И все-таки лучше ведите себя потише, - предостерег их Малколм.
Шестеро боевиков Куолена расположились на скамьях в хвосте друг против друга. Веселов и якут занимали кресла в середине салона. Куолен расположился так, чтобы видеть кабину пилотов. Хотелось закурить, но Эрик понимал, что в самолете на высоте 5000 метров это нежелательно.
Он с удовольствием наблюдал, как ловко, без малейшей суеты работают девушки.
В камуфляже и шлемах с наушниками и респираторами они со спины были похожи на парней. Светлые волосы Кристель были скручены в узел и убраны под шлем. Марджи, в респираторе и очках, наглухо застегнула куртку, скрывающую фигуру.
- Брайана замкнуло на той аварии, - пока эфир был пуст, Кристель и Марджи могли немного поговорить, - когда-нибудь я его прикончу за такие шуточки.
- Странно, что он шутит с такой натянутой улыбкой, - ответила Кристель, - и косится на нас после каждой фразы.
- Удивляется, почему мы не смеемся. А от шуток Брайана смеется только он сам... Покурить бы, и кофе...
- Это только в Выборге.
- Помню.
"Что это он все пялится в окно? - Телмар покосился на Вилюя и тоже выглянул в иллюминатор. Куолен тоже начал поглядывать на курьера с настороженностью.
"Что он задумал? - Веселов тоже заметил нервозность курьера. - Не хватало нам еще сюрприза из Якутии!".
*
Карельские леса и болота, проплывающие далеко внизу среди облаков, выглядели совсем иначе, чем из окна поезда. Впереди сгущались тучи, навстречу самолету шел грозовой фронт.
- Впереди плохие метеоусловия, - сообщила Марджи, слушая сводку, - на озере штормовое предупреждение. Со стороны Санкт-Петербурга идет циклон. Если не проскочим раньше, - добавила она уже от себя, - нас маленько потрясет.
- Весело, - хмыкнула Кристель, - увеличить скорость не получится, эта штука на такой высоте плохо управляема. Надо снизить высоту, чтобы поднять маневренность.
- Вас поняли, - Марджи потянулась к панели второго пилота, и подняла брови: это еще что?
- Крис, в районе десяти километров вижу второй самолет, - сказала она, - он идет на сближение... Что за псих летает в такую погоду?
- В этой кабине таких двое, - Кристель включила внутреннюю связь. - Эрик, видим второй самолет, идущий на сближение. Прием.
- Предположительно Cessna T310R, на запросы не отвечает, - Марджи пыталась установить связь со вторым самолетом, который был уже километрах в двух от них и лег на тот же курс. - Черт!
В салоне тоже увидели "цессну", которая шла параллельно с ними, сокращая дистанцию, и засуетились, бросились в хвостовой отсек.
Куолен сунул руку в карман куртки и приблизился к невозмутимому Кытчиеву:
- Ты знаешь, кто это, Вилюй, дружище? - спросил Эрик и выхватил "пустынного орла" одновременно с северянином, который наставил на него "Вальтер". - Ого! Я угадал? Ты тоже решил на...ть хозяина и удрать с грузом?
- Угадал, - якут взвел курок, - ... тебе, Волчина!
- Сейф не открывается! - заорал Телмар из хвостового отсека, - мы не можем достать оружие!
- Твою мать! Кто-то сбросил код! - догадался Кеннет, - дверца блокирована!
- Неплохо для сковородки с ушами? - спросил Вилюй.
Веселов успел сунуть руку в карман, где лежал ПМ, но от быстрой смены событий обалдел и туго соображал. До него не сразу дошло, что происходит. Кытчиев задумал сам украсть алмазы и построил ловушку. К ним приближается самолет его сообщников. Сейф с оружием блокирован. Якут держит Куолена на мушке. Эрик тоже навел на него пистолет. Если бы отвлечь косоглазого хоть на секунду, Эрику этого хватит. Так, а с "цессной" что делать? С одними пистолетами шансов на успех мало...
*
В кабине пилотов девушки не видели происходящего в салоне, только слышали топот и ругань. "Цессна" шла параллельно, уже метрах в двухстах от них.
- Крис, что решаем? - спросила Марджи, увидев, как открывается дверь второго самолета и в проеме появляются две фигурки, похожие издалека на игрушечных солдатиков.
- Уходим в пике, набираем скорость, потом вираж вбок, - Кристель так же спокойно проделывала вышеназванные манипуляции. Марджи присоединилась к ней.
Они не сразу поняли, почему фонарь кабины из прозрачного вдруг стал похожим на прессованный сахар и осыпался им на головы. А когда что-то захлопало по боку самолета, стало ясно: по ним палят из автоматов.
- ...! - ахнула Марджи, едва успев пригнуться от второй очереди по кабине.
- Мать их! - выругалась Кристель и налегла на штурвал, буквально скрючившись над ним.
Из салона грохнул выстрел, потом - еще два сразу. Раздался шум от падения чего-то тяжелого. Летчицы не оборачивались на эти звуки, лихорадочно пытаясь вывести самолет из-под огня.
В кабине свистел бешеный ветер. Если бы не респираторы, девушкам просто разорвало бы легкие. По плексигласовым очкам били крупные капли дождя, холодного, северного. Промозглая сырость моментально наполнила кабину, пронизывая сквозь одежду до костей. "Цессна" не отставала, пикируя следом и ложась на крыло.
- Крис, мы в глубокой ж...! - заорала Марджи, увидев приближающуюся серую с шапками бурунов воду Ладожского озера.
- Ты права, - стараясь не щелкать зубами, ответила Кристель.
Из салона грохнул еще один выстрел, что-то брякнуло. Девушки переглянулись в ужасе. "Они что, охренели? Перестрелка в салоне - верное самоубийство!".
Включилась рация внутренней связи, и раздался голос Куолена:
- Кристель, открой салон!
- Вас поняли, - "Слава Богу, он жив!".
- Чертов якут, - пробормотала Марджи, - бьюсь об заклад, это его штучки!
- Я тоже так подумала, - Кристель разблокировала дверцу салона.
* Салон; несколькими минутами ранее.
Когда самолет резко сменил курс, Брайан и Кеннет возле сейфа не устояли на ногах. Остальные тоже посыпались в проход, как спелые груши. Вилюй инстинктивно дернулся, взмахнув свободной рукой в поисках опоры, и инстинктивно выстрелил. Пуля застряла в обшивке; следующая ушла вбок. Куолен не упустил шанса на спасение. Нырнув из-под прицела, он ударил якута носком ботинка по запястью. "Вальтер" отлетел в хвостовой отсек, и синхронно "пустынный орел" в руке Эрика полыхнул огнем и Кытчиева с простреленной головой отшвырнуло в проход. От сотрясения и удара разошлись крепления браслета, крепившего кейс к его запястью, и чемоданчик полетел по проходу под ноги Телмару, пытавшемуся встать. Брюнет снова потерял равновесие и грохнулся прямо на Веселова.
Увидев, что Чак сидит, привалившись к стене и слабеющими руками пытается зажать простреленную грудь, Павел вышел из оцепенения. "Это Вилюй в него шальной пулей попал!" - столкнув с себя матерящегося Телмара, полковник вскочил. Подбежав к сейфу, он выстрелил в замок. Дверца поддалась.
- Спасибо, Пауль, - Куолен раздал всем автоматы, себе взял ручной гранатомет. - Дадим бой уродам, - он взялся за рацию.
Когда открылась дверь, по ней начали стрелять. Малколм, подтащивший к проходу тело якута, оказался на линии огня. Падая, он запнулся за валяющийся на полу кейс, опасно перегнулся...
- Алмазы!!! - Куолен одним прыжком пересек салон и буквально распластался на полу, пытаясь удержать кейс. Но тут самолет снова лег на крыло, уходя из-под обстрела. Ручка кейса вырвалась из ладони Эрика.
Веселов разразился отборным матом, поняв, что случилось: алмазы, залог их безбедной жизни в отставке, падают в озеро. Все было напрасно. Они проиграли.
Лежа на полу, Куолен навел гранатомет и выстрелил. "Никому нельзя "кидать" меня безнаказанно!".
- Шеф, Чак совсем плох, что делать? - Дерек склонился над стонущим товарищем.
- Мы аптечку забыли, - Куолен взял раненого за шиворот и вытолкнул из люка. - Черт! Ну что, Пауль? - он посмотрел на падающие в озеро горящие обломки "цессны", отошел от двери и повернулся к Веселову, - давай разберемся, где мы дали маху!
- План придумывал ты, - огрызнулся Павел, - и на Тингеева тоже вышел ты! Это я должен спрашивать, как ты лопухнулся. Может, закроем дверь, пока нас всех не сдуло?
- Боишься, что полетишь вслед за Вилюем и Чаком? - Куолен все еще держал гранатомет. - Ладно. Кеннет, закрой салон. В самом деле холодно.
Негр налег на дверь; кое-как она встала на место. Когда они оказались защищены от бьющих в салон воздушных потоков и мощного дождя, Куолен снова обратился к Павлу:
- Итак, если вернуться к разговору... что там?
Самолет тряхнуло так, что люди в салоне снова не устояли на ногах и забарахтались в проходе. Веселов кое-как устоял, ухватившись за спинку кресла. Куолену помогла многолетняя закалка; он мог удержаться на ногах даже при более сильном сотрясении.
- Кристель, что там? - он снова схватился за рацию.
- Эрик, мы теряем высоту! - ответила девушка, - повреждены один из двигателей и хвостовые ланжероны; часть ведущих систем отказала. Выстрелы могли вырубить гидравлику. Мы проверяем системы.
- Скорее всего, придется делать аварийную посадку, - раздался голос Марджи, напряженный и звенящий, - горит второй двигатель!
Куолен подошел к иллюминатору и безнадежно посмотрел на серую воду.
- Вы дотянете до берега? - спросил он. - Мы не можем садиться на воду!
- Три-четыре километра, - ответила Марджи.
- Вы должны дотянуть!
- Вас поняли, - откликнулась Кристель и стала отдавать указания - сбросить топливо и заходить на посадку. Эрик распорядился:
- Всем сесть и пристегнуться. Готовимся к аварийной посадке.
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Ноя 15, 2015 5:33 am


avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Ноя 15, 2015 6:46 am

Самолет снова тряхнуло. Дерек споткнулся об оставленный Куоленом в проходе гранатомет и растянулся. Выругался Кеннет, врезавшись лбом в раму. Не дожидаясь следующего сотрясения, люди в салоне поспешили занять места и пристегнуться.
- У Ладоги в войну была печальная слава, - сказал Павел, - сколько машин на Дороге жизни под лед ушло, а скольких с воздуха разбили...
- Историческую справку отложим на потом, - перебил его Куолен, - если девчонки не справятся с самолетом, мы составим компанию вашим утопленникам.
Самолет снова содрогнулся и пошел вбок, чтобы не врезаться в прибрежные камни. Теперь он шел на деревья, полосу могучих вековых сосен.
- Мать твою, ну и посадка, - пробормотала Марджи, - помнишь, как тогда!
- Не напоминай. Шасси не выпускаем, так мы снизим инерционное движение. Надо сбавить обороты и вырубать тягу...
- Поняла. Катапульта тоже сдохла.
- И хрен с ней.
Самолет ударился днищем о гребень, сполз с гряды и проехал еще несколько сотен метров, круша и ломая все на своем пути. Ударившись об огромный дуб, отломилось крыло. Одна из ветвей, размером со среднее дерево, упала на крышу кабины, чуть не пробив ее над головами пилотов. Из самолета раздался чей-то вопль и поток ругани.
- Брайан так вопит, словно это ему приходится сажать этот металлолом, - нервозно хихикнула Марджи.
Въехав в наглухо сплетенные ветви густого кустарника высотой футов в двадцать, самолет наконец-то остановился. Какое-то время девушки сидели, не шевелясь. Кристель продолжала сжимать бесполезный штурвал, а Марджи - рычаги на панели второго пилота.
Ощутив давящую боль в груди, Кристель перевела дыхание и разжала руки. Марджи откинулась на спинку сиденья, стягивая кислородную маску.
- Мы что, уже сели? - спросила она.
- Похоже на то, - Кристель закашлялась; в горле пересохло и царапало, - и даже не утонули!
- Интересно, - Марджи отстегивала ремни, - как там ребята?
- Думаю, что в порядке, - Кристель тоже отстегнулась. - А мне необходим глоток воды.
В салоне тоже зашевелились. В кабину заглянул невредимый, но совершенно обалдевший Телмар.
- Эй, девчонки, ну как вы там? - спросил он. - Во, блин, хреномантия! Мы уж думали: все, прилетели!
- Теперь-то Кеннет не будет считать, что мне место на кухне! - Марджи сняла шлем и провела ладонью по мокрым от пота коротким волосам.
За спиной Телмара появился Куолен. Увидев, что в кабине не осталось ни одного целого стекла, а потолок продавлен, Эрик ощутил уважение к девушкам. Да, он не ошибся в Орлицах!
- Слава Богу, все в порядке, - главарь ободряюще улыбнулся Марджи и погладил по волосам Кристель, - спасибо вам! Вы спасли нас.
- Впервые, что ли, "аварийку" делали? - но Кристель зарделась от счастья.
- Надо подумать, как быть дальше, - Куолен первым вышел в салон. - Выбираемся отсюда, или ищем пропавший груз?
- Найдешь его теперь, - махнул рукой Брайан, - он же в воду упал, а аквалангов у нас нет.
- В этой части озера много островов, - Веселов закурил, чтобы унять дрожь. - Я примерно запомнил, где именно мы потеряли кейс...
- Ладно, Пауль, обсудим все по порядку, - Эрик сел в одно из кресел, - и лучше не мешкать на случай, если наша посадка не осталась незамеченной...
* Ладога. Остров в северо-западной части озера.
На этот остров Алексей приезжал раз в неделю потому, что в этом тихом уголке была самая лучшая рыбалка. Он обеспечивал себя рыбой на неделю, а большую часть улова отвозил в близлежащие городки на побережье. Летом озеро пользовалось большой популярностью у туристов и дачников, и хозяева кафе и ресторанов охотно покупали свежую рыбу.
Алексей проводил на острове день-два. Ставил палатку, сооружал кострище, закидывал спиннинг... Вокруг тихо шелестели деревья, серебрилась ладожская вода, и в ней отражались легкие курчавые облака... И безмолвие - такое, что начинаешь слышать свои мысли.
Алексей пару раз приглашал на рыбалку Павла, но задерганный на двух работах брат не мыслил жизни вдали от города, чертыхался, отбиваясь от мошки, морщился от походной каши "с дымком", зато сам непрестанно дымил сигаретами, а после ночлега в палатке держался за поясницу и бубнил о радикулите. А однажды честно признался, что отдых на природе - не его формат.
- Шашлык пожарить на даче - одно дело, - говорил он, - а два дня в палатке на острове... Извини, Леший. Это не мое.
Алексей привязал лодку к дереву у берега, привычно расставил палатку, нарубил сухостоя для костра и стал готовить снасти. Погода была пасмурной, дождь моросил с рассвета, но у Алексея были очень хорошая непромокаемая палатка, теплый спальный мешок, бахилы и куртка с капюшоном, а над кострищем он живо соорудил навес, чтобы дождь не заливал огонь.
Продукты - консервы, крупу, хлеб и чай - Алексей все же занес в палатку, чтобы не отсырели, и выехал на лодке, чтобы расставить сеть. Высоко за тучами что-то сверкнуло, раздался гулкий раскат.
"Неужели гроза? - поднял голову рыболов. - Нет, не похоже. Грозовая туча идет из Питера, и озеро накроет к вечеру, если вообще не пройдет стороной, а это с севера, да и как-то странно. Не совсем похоже на раскат грома. Да и вспышка не белая, а красная, как сполох пламени!".
Алексей хорошо знал эти сполохи, в Афгане они с братом насмотрелись на пламя. Там горело все - города, селения, машины, земля, воздух, люди... Наверное, поэтому после дембеля их боевой товарищ Ромыч перевелся в Заполярье, чтобы как можно реже вспоминать это море огня, обжигающего лицо, легкие и душу. По словам приятеля, полярное сияние над Туломой мало напоминает ТОТ огонь...
"Кто бы это летал сегодня? - посмотрел на серое небо Алексей. - Как будто один самолет зацепил второй турбулентной струей, при такой погоде это может привести к аварии. И один из них упал в районе Приозерска, а где второй? Он тоже должен был пострадать при "встрече" и ему может понадобиться посадка где-то в этом районе...".
Он уже возвращался на берег, чтобы включить радиоприемник и послушать эфир, когда приобретенный на войне навык заставил его шарахнуться и броситься на песок, прикрыв голову обеими руками.
Что-то просвистело в воздухе, с тошнотворным треском впечаталось в нос лодки, опрокинув ее, и зарылось в песок.
Выждав и убедившись, что упавший предмет не взрывается, Алексей поднял голову.
Лодка лежала на боку в полосе прибоя. При виде того, во что превратился ее носовой ящик, Алексей чертыхнулся. Должно быть, то, что ее пробило, было тяжелым, или падало с большой высоты. Лодку свою Алексей делал на совесть, чтобы она выдерживала частые ладожские шторма.
Черный, С металлической окантовкой и армированием ящик, не больше Пашкиного двухкассетника, на треть ушел в песок. Странно, но его замки и крепления совершенно не пострадали от удара.
"Что в нем может быть? И зачем его сбросили с самолета? А главное - кто? - Алексей отряхнул одежду от мокрого песка, втащил лодку на берег, чтобы отремонтировать носовой ящик, благо, деревьев тут хватает, а нож у него был крепким и хорошо заточенным. Потом склонился над ящиком.
Это был чемоданчик, похожий на советский "дипломат", но не в пример лучшего качества, если падение оставило на нем только небольшую вмятину.
Внутри что-то побрякивало и перекатывалось - похоже, небольшие твердые предметы. "Драгоценные камни? С того самолета, который взорвался, или со второго?".
С берега над лесом прокатился приглушенный расстоянием гул, взметнулись потревоженные птицы. Судя по тому, что они покинули гнезда в дождь и по их крикам, что-то очень их напугало.
"Так я и думал. Вот и второй самолет!" - Алексей оттащил кейс в палатку и включил приемник, надеясь услышать хоть что-то, проливающее свет на события этого дня.
* Ладога. Лес. Западный берег озера.
- И как ты думаешь искать камни? - спросил Куолен, когда группа собралась вокруг него. - А что если Брайан прав, и кейс утонул?
Павел, несмотря на напряженность момента, улыбнулся. Это был миг его торжества.
- Предусмотрел возможные осложнения в пути, - он показал на свои ручные часы. Под циферблатом светилось еще одно табло, с красной лампочкой. - Полезная вещь, подарок от моих друзей с Литейного. Итак, кейс находится в 15 километрах отсюда к северо-западу на суше. Если бы он утонул, сигнал прервался бы. Карта у нас есть, место безлюдное, тем более в штормовое предупреждение, так что время на поиски у нас есть.
- Неплохо, - улыбнулся Куолен. - Ты очень предусмотрителен, Пауль, не надеешься на ваш русский "авось"... Однако! У тебя и в КГБ есть знакомства?
- Сейчас это ФСБ... Скажем так, Куолен, афганец никогда не откажет в помощи своему собрату.
- Ты была права, он "афганец", - сказала Кристель подруге.
- А я всегда права, - ответила Марджи. - Итак, небо в алмазах все-таки снова становится явью?
- Чехов вкладывал в эти слова иной смысл, - обернулся к ней Павел. - Да, у нас неплохие шансы.
- Итак, - подвел итоги Куолен, - самолет мы потеряли, Малколм и Чак погибли мы застряли в лесу в непогоду. Но у нас есть хорошие шансы вернуть алмазы.
Кристель боковым зрением заметила выражение, промелькнувшее на лице подруги при упоминании имен Малколма и Чака, но спрашивать ее об этом не стала. Пусть Мардж сама расскажет ей об этом, если сочтет нужным.
*
Павел терпеть не мог походы, особенно в такую погоду. Но мелкий холодный дождь, сеявший непрерывно, хотя бы избавлял от мошкары, которая летом кишмя кишит у озера.
Он шел впереди, рядом - Марджи с картой и Телмар, прикрывающий их с автоматом. За ним шли Куолен, Кристель и Дерек. Кеннет и Брайан замыкали процессию.
Под ногами противно чавкало, воздух был настолько влажным, что одежда быстро отсырела, мокрые ветки хлестали на ходу, зубы стучали... Полковнику очень хотелось выпить чашку горячего чая и закурить сигарету в удобном кресле. "Совсем разболтался, в армии мне все было нипочем!".
Зато стриженой красотке рядом с ним, похоже, непогода совсем не доставляла неудобств. Шагает бодро, обходит все камни и кротовые норки, о которые полковник спотыкается. Вспомнив, что Куолен предлагал ему приударить за этой девушкой, Павел внимательно посмотрел на нее. Миловидная, хоть и старается не отличаться от парней. И надо признать, пилоты они действительно классные!
Куолен и его подруга шли следом молча, но Веселов не мог расслабиться, чувствуя присутствие Куолена и угрозу, исходящую от этого человека.
Светловолосая девушка наглухо застегнула воротник пятнистой куртки и натянула капюшон, защищаясь от воды. Капли стали крупнее, зашлепали чаще - значит, дождь идет на убыль.
Остальные четверо топали, сопели, ломали ветки и шепотом бранились. Павел чувствовал на себе их неприязненные взгляды - как будто они обвиняют в катастрофе его, хотя Веселов никак не мог предвидеть, что человек Тингеева тоже захочет завладеть кейсом...
К нужному берегу они вышли, уже когда дневной свет сменился тусклыми из-за пасмурного неба сумерками. Дождь затих, исчерпав свои силы, но воздух оставался тяжелым, влажным, от которого так неприятно сыреют волосы и одежда и исчезают остатки тепла из усталого тела.
Озеро тоже успокоилось и серебрилось под серо-розоватым светом, но людей на берегу мало занимала эта красота. Куолен пережил несколько сложных часов, пробираясь с отрядом через лес и надеясь, что никого не сорвет с катушек в крутое пике.
- У нас проблема, - скрестила руки на груди Марджи, - компас показывает, что алмазы метрах в 500 от нас на острове, - она указала на полоску суши, окруженную водными лилиями. - И как мы его оттуда достанем?
Кристель толкнула подругу в бок: "Нашла время подшучивать!", но вслух ничего не сказала. Мэй с детства остра на язык и остается только воспринимать ее такой, какова она есть.
*
Навигатор Веселова указывал, что кейс находится на острове. Совсем близко. Но как до него добраться? Шестеро мужчин стояли в растерянности и мерили взглядом широкую полосу воды, отделяющую их от сокровища.
- Вплавь, что ли, добираться, мать его? - спросил Брайан.
- Да уж точно не по воздуху, - Телмар наклонился, потрогал воду. - Холодная, черт возьми!
- Это же север, - Кристель отмахнулась от первой стайки мошкары, поднявшейся на крыло после дождя. - Марджи, куда ты залезла?
Из кустов ракитника у самой воды раздались приглушенный всплеск и крепкое словечко. Когда Марджи выбралась на берег, ее штаны и ботинки были облеплены илом; брючины промокли до колен.
- Вляпалась в полное д..., зато кое-что нашла, - девушка сорвала пучок травы и стала счищать грязь с берцев. - Тут, похоже, хорошая рыбалка, и в кустах привязана лодка, достаточно крепкая и вместительная, чтобы перевезти всех нас!
- А при чем тут рыбалка? - спросил Дерек, прибив комара на щеке.
- А при том, что на дне налипла чешуя.
- Прекрасно, - сказал Куолен, - отвяжите лодку! Весла там есть?
- Полный комплект! - проорал Кеннет из кустов. - Порядок... А, твою мать, тоже вляпался!
- И как ты додумалась проверить кусты у берега? - негромко спросила Кристель.
- Интуиция, - весело блеснула синими глазами Марджи, закуривая. - Подумала, что этот остров - удобное место для рыбалки и предположила, что кто-нибудь из аборигенов может держать лодку у берега!
- Шерлок Холмс отправился бы на пенсию с твоей помощью, если бы жил в наши дни, - улыбнулась Кристель. - Скорей бы выбраться отсюда!
- А чем плох такой экстрим-тур? - Марджи беззаботно улыбалась, щеки зарозовели. - Мы живы, здоровы, самолет, правда, "убили", но это не беда, а так, проблемка!
- Все-таки ты свихнулась на адреналине, - Кристель хлопнула подругу по спине. - Но ты права. Главное - мы живы, а из остального выпутаемся, заодно и знаменитое озеро посмотрим!
Брайан и Кеннет вытянули лодку, и Павел выронил сигарету изо рта. Это была одна из Лешкиных лодок...
Она была некрашенная, грубо сколоченная, но даже на вид добротная и способная довезти до острова всю их группу.
* Остров.
Когда Алексей увидел на берегу группу людей в камуфляже и двоих в черной одежде, он понял: это пассажиры второго самолета, потерявшие кейс. Наверное, на нем стоит "маячок" потому, что люди на берегу долго что-то обсуждали, указывая на остров. Один из них, крепкий парнишка в камуфляже, соскочил на заиленный берег у самой воды и полез в заросли ракитника, где Алексей держал запасную лодку. "Догадался, гаденыш!" - подумал Леша, невидимый для них с берега потому, что сидел со спиннингом возле куста ежевики, и его пятнистая куртка и штаны сливались с густой зеленью.
Пока лодку отвязывали и готовили к переправе, крепыш стоял на отшибе, болтая с молодой женщиной, тоже в пятнистой форме. Черты ее лица Алексей не видел, да это было и неважно. Самое большее через полчаса здесь будет группа вооруженных людей, а он один и, как на грех, не взял даже охотничью "мелкашку". С одним ножом против такой оравы много не навоюешь. А что воевать придется, он прекрасно понимал. Ускользнуть с острова незаметно тоже практически невозможно: заметят и зарядят пулю в спину. Уж лучше получить ее в бою, в грудь, а не в мягкое место на бегу...
Алексей сразу вычислил главаря. Рослый крупный мужчина, стоявший в центре, блондин или седой, в черных штанах и куртке полувоенного образца. По тому, с какой спокойной уверенностью он себя вел и как держались рядом с ним остальные, ясно было, что это командир.
Человек, куривший рядом с ним, показался Алексею знакомым. Но это было невероятно. "Нет, мне показалось!". Но этот человек издалека был очень похож на Пашку.
*
"Доигрался, Пашка, нарвался на неприятности, - когда лодка была на полпути к острову, Алексей понял, что не ошибся. Павел сидел на корме рядом с седым главарем и блондинкой в камуфляже. Крепыш, который нашел лодку, и брюнет, похожий на киногероя, сидели на веслах. На полу лодки устроились здоровенный негр и длинноволосый бородач, которого Алеша мысленно окрестил "хиппарем". На носу, словно на "филине", сидел блондин с такими же длинными волосами, хрящеватым носом и отталкивающе звероподобным лицом. Он поигрывал автоматом "хеклер-кох" и стрелял глазами во все стороны. Видно было, что парень совершенно отмороженный или на хорошей "кочерге" и на малейшее движение всадит всю обойму в белый свет, как в копейку. Алексей постарался слиться с кустами и валуном, похожим на Гром-камень, постамент для Медного Всадника в Питере...
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Ноя 22, 2015 5:09 am

"Значит, вот оно, Пашкино новое дело! КАк он связан с людьми из упавшего самолета? И что за взрыв был над Приозерском? Вот что же ты вляпался, брат?".
Блондин зыркнул на осторожное движение Алексея, рванул с плеча автомат и осыпал берег веером пуль. Боевые навыки сработали моментально; лодка была уже метрах в 50 от берега, и Алексей из-за камня метнул нож.
Бандит захрипел, качнулся. Потом он схватился за рукоятку ножа, торчащую из шеи... Негр и бородач метнулись, чтобы подхватить его. Но тело перевалилось через борт и исчезло под водой.
- Fuck you! What's hell?! - завопил крепыш совсем не мужским, высоким голосом.
Негр, усач и брюнет-киногерой схватили автоматы и начали бить по берегу так, что Алексею при8шлось распластаться на песке Теперь он был безоружен против семерых вооруженных молодчиков, точнее, против пяти мужчин и двух женщин, которые, наверное, В бою не уступят своим товарищам. Выбраться с острова шансов почти нет. Остается одно - кейс, который можно использовать как козырь, чтобы спасти жизнь себе и Павлу.
Алексей хорошо выучил английский в Афгане, и хорошо понимал речь незваных гостей, когда они высаживались на берег. Тот, кто тренировал этих ребят, знал свое дело, они были профессионалами. Главарь напоминал матерого волка.
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Ноя 22, 2015 5:18 am

Крупный, седеющий, с маленькими глазками, он держал наготове массивный "дезерт-игл".
- Прочешите заросли, - бросил он троим автоматчикам. - Будьте на связи. Он должен быть поблизости.
- Новое дело! - фыркнул крепыш, или, скорее, крепышка, - мы что, нарвались на какого-то урода с ножом? Интересно, он уже расчухал, что ему на голова упало? Или просто бесится, что мы приехали без приглашения? Робинзон, ... его мать!
- Вряд ли у него много ножей, - ответила блондинка, - а один он уже утопил вместе с Дереком. Может, это охотник или рыболов. Не ругайся, Мэй.
- Эта ситуевина начинает меня доставать, - сверкнула глазами крепышка и зыркнула на камень, за которым залег Алексей, и он стал по-пластунски отползать в заросли, - хотела бы я повстречать этого козла! Я бы ему показала, как убивать моих друзей!
- Пауль, ты что-то забыл рассказать нам? - спросил седой главарь у Павла, который всматривался в кусты с растущим напряжением. - У меня такое чувство, что ты знаешь о человеке с острова больше, чем говоришь. Я прав?
Павел громко принужденно закашлял, сник, увидев пристальные взгляды всех троих, и буркнул:
- Да, живет тут в лесу один, тоже "афганец", с пулей в башке. Удалился от мира, живет в единстве с природой. Рыбу ловит, охотой промышляет на продажу. Я его не трогаю, проблем с ним пока не было. Думаю, сейчас он уже дал с острова тягу потому, что сам испугался, сдуру нож бросил... Нечего и искать, он псих, но не самоубийца!
- Тоже "афганец"? - переспросила блондинка. - Понятно... Многим хотелось сбежать после этого... Но многие остались.
Крепышка что-то буркнула шепотом. Вблизи она оказалась довольно миловидной, и, несмотря на некоторую мужеподобность, обаятельной. Когда она отмахнулась от мошки, Алексей успел заметить красивую форму ее ладони и золотистый загар. "Наверное, у не нежная кожа с голубыми жилками, - подумал Алеша, - а волосы сейчас пахнут озерной свежестью. И зачем она так их обкорнала? А ведь они не такие юные, как сначала показалось, им с подругой лет по 30 будет, и видно, не первый год "берцы" носят. Американцы. Что им тут понадобилось? И что в этом проклятом кейсе?"
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Джетт в Вс Ноя 22, 2015 5:25 am

Разговаривая с Павлом, главарь незаметно менял свое положение, заставляя полковника тоже передвигаться так, что в конце концов его визави оказался между валуном, за которым прятался Алеша, и главарем. Девушки стояли справа и слева от седого здоровяка, и Алексей выругал про себя хитрого сукиного сына: "Подстраховался, знает, что "афганец" никогда не причинит вреда женщине, да еще Пашкой прикрылся. Своих амбалов послал чесать по острову, а сам остался в безопасности! Вот в кого надо было бросать нож!"
Кейс прятался у Алексея под курткой. Если на него выйдут брюнет, бородач или негр, будет что предъявить им. И диктовать условия. И шанс выбраться из призрачного становится реальным.
*
Плохо было, что этот урод хорошо знает остров и может поджидать их где угодно.
При виде палатки Телмар приостановился. Внутрь он заглядывать не спешил; многим торопыгам подобное стоило жизни. На входе его могла поджидать замаскированная ловушка. Или ублюдок залег там со "стволом" или вторым ножом наготове.
Телмар отступил, на всякий случай, на безопасное при взрыве расстояние, и веером дал очередь по боку палатки из-под прикрытия толстого дерева. Пули прошили брезент насквозь. Брюнет затаил дыхание, ожидая стона или звука упавшего тела изнутри. Вместо этого на него обрушился мощный удар. Телмар вовремя уловил движение воздуха и шорох веток и шарахнулся в сторону, иначе отправился бы вслед за Дереком; островитянин снес бы ему полчерепа. Удар у этого гада был поставлен хорошо.
avatar
Джетт
Всеведующий Тролль
Всеведующий Тролль

Женщина Количество сообщений : 613
Дата рождения : 1982-03-10
Возраст : 36
Географическое положение : Севастополь
Настроение : Отличное

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Шторм на Ладоге

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 1 из 4 1, 2, 3, 4  Следующий

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения